Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Александр ТЮРИН - СОЗНАНИЕ ЛЕЙТЕНАНТА В ЛОТОСЕ, ИЛИ МЕДИТАЦИЯ ВРЕМЕН ТРЕТЬЕЙ МИРОВОЙ

Скачать Александр ТЮРИН - СОЗНАНИЕ ЛЕЙТЕНАНТА В ЛОТОСЕ, ИЛИ МЕДИТАЦИЯ ВРЕМЕН ТРЕТЬЕЙ МИРОВОЙ

Я хотел повыспрашивать у Камински, а кем же она является на
самом-то деле; не была ли в натуре знакомой с
Раджнешом Ваджрасаттвой -- но только успел раскрыть рот.
А потом мой рот стал издавать крик.

Дело в том, что наш вертолет и два самолета сопровождения были
атакованы звеном вражеских истребителей "Шеньян-27А". Как я
слышал, эти летающие аппараты являются переделкой нашего
самолета "МиГ-41" с волнопоглощающей поверхностью, который мы
поставляли кунфушникам вплоть до их нападения.  А на Севане
меня, кстати, пытались отутюжить турецкие танки, что были
лицензионными копиями нашего "Т-90".

Впрочем, я не успел испытать гордость за достижения нашей
авиационной науки.

Мы падали вниз, в ледяную пустыню, с раскуроченным хвостом.  А
самолеты сопровождения, видимо, сгорели, так и не увидев
противника на экранах своих радаров.

Я помню, что выпал из кабинки стрелка, бился в борта, наконец
схватился за какие-то рымы.  Там сзади, где недавно дремали
солдатики, зияла сейчас дыра с огненными краями и отчаянно
трепещущими лохмотьями.  Но эта дыра, за которой метались облака
и льды, не особо привлекала мой взор. Да и никакого осмысленного
взора-то не было.

В конце падения случилась такая круговерть, что я ощущал только
плескание жидкостей в своем теле. Я казался себе большим
несчастным пузырем с водой, который все бьют и пинают. В момент
соединения машины с поверхностью, я брызнул в разные стороны, и
физически и психически.

Это оказалось для меня не смертельно, в первую очередь, потому
что винт раскуроченного вертолета какое-то время еще проработал
в аварийном режиме.  Очнулся я в снегу, от холода.  Надо мной
было, наверное, снега еще с метр.  Кажется, такой снежный слой и
спас меня сперва от изничтожения, а потом от полного оледенения.
Я зашевелился, преодолевая боль и дубовость, проверяя свои
повреждения, потом принялся рыть шахту и наконец выбрался на
поверхность.

Короткая полярная летняя ночь заканчивалась и солнце
уже перебрасывало серые тени через пологие холмы.  Микрокомпи
накрылся и перестал следить за моим здоровьем, не видел я больше
и мимиков.  Но зато кости были целы, и это оказалось важнее.

Я стал пробираться к ближайшему совсем невысокому и словно бы
взрыхленному холмику, то и дело проваливаясь по мошонку в снег.

Нашел одно шасси вертолета, турбину от двигателя, обломки
ротора. Труп одного из летчиков.  Тело Камински. Больше я ничего
не обнаружил, если не считать двух саморазогревающихся банок с
тушенкой.  От Раджнеша и следов не осталось.  Камински была
стопроцентно мертва и ни на градус тепла не отличалась от
окружающего пространства -- хотя лицо ее совсем не напоминало
лицо Камински.  Это было лицо моей жены Ривы -- вся маски
спали....

И сейчас Рива уже гуляла в том изумрудном лесу, куда
рано или поздно попаду и я...  Но почему она не разу не скинула
маску, пока была жива? Или не могла, потому что это не входило в
планы командования?

А командование нам дано в наказание за грехи
наши -- за дурь, за балдеж и лень, за невнимание к дарованной
жизни...

У летчика я одолжил комбинезон с электроподогревом и отправился в
сторону восходящего солнца.

Меня подобрали через три дня какие-то скандинавы, когда мне было
уже совершенно все пофиг. Они выспрашивали у меня кое-что на
каком-то булькающем английском, но я вежливо посылал их в
задницу; так что спустя неделю они передали меня российскому
военному атташе.

Мне было все равно, когда я, несмотря на общий неуспех, отхватил
очередное воинское звание и попал на постоянную работу в верхний
эшелон военной разведки.  Я так и не получил ответа на вопрос:
как моя Рива, милая слегка истеричная женщина, стала
агрессивной и хладнокровной госпожой Камински.

Мне несли всякую околесицу:

"Интересы государственной безопасности не позволяют придать
огласке... Даже вам, хоть вы и муж... Тем более, что вы и не
муж, развелись ведь..."

Ладно, я и сам уже стал догадываться, что тем самым индусом, с
которым Рива дала от меня деру, и был Раджнеш Ваджрасаттва.

Именно этот фактор определил и ее, и мое вовлечение в эту
операцию. Ни ее, ни меня особо не спрашивали. Но, видимо, Рива
подверглась гораздо большей переналадке и перенастройке...

Спустя месяц меня послали на работу в столицу одного
нейтрального скандинавского государства, собирать информацию о
том, каким макаром кунфушники приобретают наноманипуляторы,
которые нужны им для синтеза вирусов с заданными
характеристиками.  Характеристики, ясное дело, особо вредные для
русского человека.

Однажды, уработавшись на электронной слежке, я двинул отдохнуть,
просто отдохнуть в зоологический музей. Я ведь с детства
мечтал побывать там, где встали в вечный караул древние
здоровяки: мамонты и динозавры.  Но все как-то не доводилось.

А тут я уже с порога узнал, что в музее новый экспонат:
молодой мамонт, вмерзший в вечную мерзлоту и ныне хранящийся
в прозрачном холодильнике при температуре минус десять.

Конечно, я побежал к этому мамонту и, прижавшись к холодному
стеклу, пялился во все глаза.

Почти весь он был очищен ото льда, но как бы сидел на постаменте
-- куске натуральной вечной мерзлоты.

Я разглядывал его рыжие волосы, и закрытые глаза, и печальные
уши.

Вот и все, что осталось от красивых, выносливых, умных жителей
доисторической тундры. Ей Богу, мне куда больше жалко их, чем
нашу злобную и тупую цивилизацию, которой сейчас настают кайки.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0965 сек.