Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Михаил Анчаров - Голубая жилка Афродиты

Скачать Михаил Анчаров - Голубая жилка Афродиты

- "Мы прилетаем".
 - Мелькнула мысль - мистификация, и тут же отпала.
Расшифровывать не пришлось. Надпись возникла над всеми столицами мира и
была на языке этих столиц.
- Прилетал ли кто-нибудь до нас? - спросила надпись.
- Да, - ответили столицы.
- Мы вас слышим... Что с ним?
- Все нормально.
- Мы летим с дружбой. Не бойтесь, - сказала надпись.
 - Потом надпись исчезла.
 - Всю ночь мир ждал. На рассвете они прилетели.
 - В некоторых странах поднялись в воздух на баражировку
атомные ракетоносцы.
 - Нет, паши не подкачали. Наши показали себя молодцами.
Кто первый догадался, точно неизвестно. Говорят, мальчик - радиотехник с
московской радиостанции. Он запустил на всю мощность:
- ...Мы работники всемирной... великой армии труда... И смолк.
Правительство подтвердило:
- Продолжать.
 - Великий гимн ушел в космос.
- Мы вас поняли, - пришел ответ. Звездолет осторожно опустился во Внукове.
 - Гошка лежал ничком на тахте, накрыв голову курткой. Я
огляделся. Телевизор не был включен. За стеной орало радио.
- Гошка,- позвал я, - машина внизу. Катим во Внуково.
 - Плечи его вздрагивали.
- Ты что, старик? Ведь все как ты хотел!.. - сказал я.
 - Я наклонился над ним и приподнял куртку. Он обернул ко
мне белое лицо.
- Никто не поверит, - сказал он. - Никто... Я же все это видел раньше.
Никто... Дико зазвонил телефон.
- Гошка, - кричал далекий Аносов, - Гошка, немедленно приезжай... Костя,
это ты?.. Хватай его и вези сюда... Это она, та самая... которую мы
сочинили в детстве из фотографий, которую ты вырубил из дерева... которую
нашли в Африке... Гошка, приезжай,-орала трубка. - Ей на вид гораздо меньше
двенадцати тысяч лет...

 - Когда мы примчались во Внуково, толпа растекалась по
аэродрому, в воздухе кружились вертолеты, а с грузовиков лопатами прямо на
бетонные плиты вокруг звездолета скидывали цветы.
- Пропустите, - сказала она, глядя поверх голов.
 - Не сразу все поняли. А потом поняли.
 - И мы поняли только тогда, когда вокруг нас
образовалась испуганная пустота, которая стала шириться впереди нас и
превратилась в дорогу к звездолету.
- Идите, идите, - раздались голоса. - Она зовет.
 - Гошка стоял, закрыв глаза, старый-старый. Мы взяли его
под руки и двинулись втроем. Как на похоронах.
 - Она сошла по ступенькам.
- Двенадцать тысяч лет ты любил меня, - сказала она. - Я пришла.
 - Гошка открыл глаза, и мы подумали: где мы видели этого
человека? И тут же вспомнили. Мы видели его у нас во дворе, на Благуше,
много лет назад.
 - Гошка стоял молодой, семнадцатилетний.

 - "Как прекрасно почувствовать единство целого комплекса
явлений, которые при непосредственном восприятии кажутся разрозненными", -
сказал Эйнштейн.
 - Конечно, это должно производить ошеломляющее
впечатление, когда человек вдруг высказывает некое предположение, не
имеющее никаких оснований, и все говорят - чушь, а именно оно и
подтверждается. И тогда окружающие говорят, что в общем это псе давно
известно, и вспоминают тысячу подтверждения. Только почему-то на эти факты
никто не обращал внимания, пока кто-то не связал их в своем сознании и не
высказал на первый взгляд нелепую мысль.
 - Дальше пропускаю почти все. Нет ни красок, ни линий,
все пока еще дрожит и переливается в перламутровом тумане.
 - Хочу только рассказать об одном разговоре. Надо
рассказать.
 - Разговор этот происходил в скверике возле Музея
изобразительных искусств на Волхонке.
 - Шли посетители, поднимались по каменным ступеням
посмотреть на слепки старых богов, а мы сидели на скамеечке и разговаривали
с марсианином.
 - Нет, не с тем, первым, а с этим, настоящим. Он был как
все мы и поэтому незаметен. Но, только разговаривая с ним, понимаешь: нет,
все другое. За его лицом, за внешностью угадывался другой мир, другой опыт,
нормы других отношений, Другая норма ощущалась в его взгляде - вот в чем
дело.
 - И потом это их мышление по "сути", а не по "словам", и
мгновенное понимание. Вдруг благодарит ни за что, вдруг оборачивается
вопросительно. Никак сразу не ухватишь, какие куски пропустить в речи,
чтобы не топтаться на очевидном. Такое впечатление, что тебя заставляют
говорить не прозой, а по логике стиха.
- Мы улетаем, - сказал он.
- Я понимаю, - сказал я.
- Теперь вернемся скоро.
 - Но на самом деле я многого еще не понимал. И он видел
это.
- А как же вы все-таки прилетели? - спросил я. - Вы же говорите, что у вас
не развита техника.
- Вы не поняли: она у нас развита, но развитие ее шло путем,
противоположным вашему. Мы уже очень давно умеем путешествовать за пределы
планеты, но мы почти не умеем добывать энергию. Она всегда у нас была
даровая. Теперь положение изменилось. И давайте взаимно учиться.
- Передайте Аносову - он на верном пути. По важна не только энцефалограмма,
важен весь спектр биотоков человека. И еще. Вам. Запомните. Внешность
выстроена по законам, внешность, не маска, маска - это ложь. Поэтому одним
нужно продление внешности внутрь, а другим выведение внутреннего мира
наружу. Я еще плохо говорю словами. Понятно?
- Понятно, - сказал я. - Но ответьте. Наука стремится перейти дозволенную
грань и вступает а противоречие с этикой. Как снять противоречие? Часто
между людьми стена из воздуха.
- Преодоление отчужденности равно преодолению этического барьера, это не
прорыв в психологию, как думал Аносов. Этический барьер - вот чем займется
ваша наука теперь. Человек не средство, а цель. Человек - это пункт встречи
всей вселенной. Кто думает иначе, тот...
- Мещанин, - подсказал я.
- Да. Главный ваш враг, - сказал он. - Это есть ваш последний и решительный
бой...
- А ваш?
- И наш, - сказал он. - Но мы прилетели перенять ваш опыт-У нас развитие
шло другим путем.
 - У них развитие пошло не по линии техники, а по линии
саморазвития. За технику они только сейчас берутся всерьез, уже готовые к
ней нравственно.
- Как это получилось? - спросил я. На Земле использование атомного распада
есть венец развития материальной культуры, цивилизации, а у них это начало.
У них там сложились такие условия, что урановые источники были для них в
древности как для наших неандертальцев головни из лесного пожара. У них не
было нужды обеспечивать внешнюю жизнь, поэтому их история - это в основном
развитие жизни внутренней. Только теперь стали иссякать природные источники
энергии, и они нуждаются в нашем внешнем опыте и принесли нам плоды опыта
внутреннего.
 - Вот почему они до сих пор не прилетали. И мы не успели
тоже.
 - Теперь спокойно. Теперь я должен рассказать нечто, что
переворачивает все обычные представления и что тогда показалось мне
убедительным, как аксиома, а теперь после их отлета похоже на фантастику.
 - Слушайте. Они уже прилетали один раз.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.074 сек.