Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Борис Дышленко. - Что говорит профессор

Скачать Борис Дышленко. - Что говорит профессор

   Но после того,  как  дело  профессора  потеряло  для  нас  практический
интерес (то есть мы думали, что оно закончено),  я  решил  снова  заняться
этой биографией, еще не представляя хорошенько, что  я  буду  там  искать.
Однако что-то в  ней  раздражало  меня,  что-то  казалось  мне  нарочитым,
вернее, была в ней какая-то закономерность, какой-то повторяющийся  мотив,
которого я все никак не мог уловить. Разгадка была где-то здесь, именно  в
биографии, может быть, даже не разгадка, а всего лишь гипотеза, которая  к
тому же еще только должна была появиться, но в таком деле и гипотеза - это
много. Конечно, гипотеза не доказательство, но доказательства,  конкретные
улики нужны для суда, а для теории важней  доказательств  могут  оказаться
связи, логическая цепь, в которой каждый отдельно взятый элемент ничего не
объясняет сам по себе, - короче, мне нужна была общая схема, и  эта  схема
вот-вот должна  была  проявиться.  И  тут  (так  кстати!)  произошло  одно
событие, которое подтолкнуло меня к решению.
   Суть в том, что после того, как  дело  профессора  формально  было  уже
завершено,  заводила  распорядился  не  снимать  квартиру   профессора   с
прослушивания, и это его указание тогда показалось нам  в  высшей  степени
нелепым: каким-то тупым бюрократическим упрямством.  Но  мы  на  этот  раз
недооценили заводилу, мы забыли о его способности принимать в неординарных
случаях неординарные решения. Имея дело с профессором, можно было  ожидать
самых невероятных происшествий -  так  оно  и  случилось.  На  третий  или
четвертый  день,  когда  мы,  естественно,  ничего  не  ожидая   услышать,
прокручивали очередную кассету  с  магнитозаписью,  в  динамике  отчетливо
раздалась богато аранжированная музыка, точнее, то, что считал музыкой наш
консультант-музыковед, на самом же деле гремел  и  бесчинствовал  звуковой
авангард, но я не собираюсь  пропагандировать  здесь  свои  личные  вкусы.
Важно то, что мы опять обнаружили это  загадочное  явление,  происхождение
которого нам до сих пор не удалось установить. Но что особенно  интересно:
с музыкой было то же, что и с профессорскими монологами -  при  повторении
нам удалось узнать некоторые пассажи,  но  в  различных  вариантах.  Некто
отрабатывал эти  пассажи  так  же,  как  профессор  свои  монологи.  Меняя
отдельные музыкальные фразы, добавляя или  убирая  некоторые  инструменты,
он, видимо, добивался какого-то неуловимого нами порядка.
   Мы вошли в квартиру профессора. Все было так же, как и  при  тех  наших
незаконных обысках (если этот обыск считать законным), все было  на  своих
местах (мы знали, что профессор, уезжая, ничего, кроме своего портфеля,  с
собой не взял), только все было, как выпавшим  снегом,  покрыто  пылью,  и
казалось, что этот общий чехол приглушает наши шаги.
   На  этот  раз  все  осмотрели  еще   более   тщательно,   благо   могли
переворачивать и ломать, что было нужно. Но не стали много ломать,  только
оторвали пару подоконников,  да  в  двух-трех  местах  поковыряли  ломиком
стены. Все это время заводила стоял в стороне и  иногда  улыбался  в  свои
"профессорские" усы. Мне показалось, что он тоже о чем-то догадывается.
   - Может быть, это  какой-нибудь  новый  вид  радиосвязи?  -  неуверенно
предположил один из нас, когда мы закончили осмотр,  но  заводила  покачал
головой.
   - Не ближе к истине, но уже дальше от ошибки, - загадочно сказал он.
   Вот в этом, собственно, и заключалась моя гипотеза. Музыка, звучавшая в
доме профессора, определила направление моих поисков,  и  если  я  еще  до
этого чувствовал в биографии профессора какую-то закономерность, то теперь
я уже знал, что это за закономерность, и не мог считать обнаруженные  мною
факты простым совпадением. Но прежде чем говорить об этом с заводилой,  я,
чтобы не быть голословным, снова взял биографию профессора  и  выписал  из
нее те факты, которых все это время не видел в упор.
   Оказалось, что интернат, в который поместили будущего профессора, после
того как он осиротел, был в прежние времена общежитием духовной  академии,
в которой когда-то учился наш великий национальный философ  -  его  юбилей
несколько лет назад торжественно отмечался ЮНЕСКО. Позже профессор  учился
в школе, которую задолго до него окончил знаменитый писатель, а спустя два
десятилетия - ученый,  в  корне  изменивший  представление  о  математике.
Ремесленное училище гордилось своим  выпускником,  впоследствии  сделавшим
крупные открытия в области радиотехники.  Что  касается  университета,  то
стоит ли об этом даже упоминать? - всему  миру  известно,  сколько  оттуда
вышло  блестящих  имен.  Конечно,  мои  предположения  оставались   только
предположениями, но я решил обратиться с этим к заводиле.  Правда,  теперь
нам это ничего уже дать не могло, но хотя бы из чисто научного интереса...
   Но тут заводила сам вызвал меня по телефону в лабораторию. Он ничего не
сказал, только посмотрел на нас со значением и поставил какую-то  кассету.
Сначала мы подумали, что  это  одна  из  старых  записей  с  профессорским
голосом.  Мы  сидели,  слушали  какой-то  кусок  из  какой-то   статьи   и
недоумевали.
   -  Вы  что,  не  поняли?  -  спросил  заводила,  когда  воспроизведение
закончилось.
   - Честно говоря, нет, - сказал я, - это слишком специально.
   - Я не об этом, - сказал заводила. Он обвел нас всех долгим взглядом  и
наконец сказал: - Это вчерашняя запись.
   До нас не сразу дошло.
   - Не может быть! - сказал кто-то из нас.
   Заводила посмотрел на него и только усмехнулся.
   - Который час? - спросил заводила.
   Я посмотрел на часы:
   - Ровно девять.
   - Тогда начнем, - сказал заводила и включил прямое прослушивание.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.2382 сек.