Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Борис Дышленко. - Что говорит профессор

Скачать Борис Дышленко. - Что говорит профессор

   Для начала мы проверили всех  его  абонентов,  то  есть  тех,  кто  еще
поддерживал с ним телефонную связь. Ведь  любая,  самая  безобидная  фраза
могла послужить  условным  сигналом.  Конечно,  рукопись  не  передашь  по
телефону, но книги могли быть написаны и раньше и где-нибудь  по  надежным
адресам дожидаться своего часа. Нас, правда, смущало, что некоторые детали
в последнем его сборнике указывали на то, что  это  написано  сравнительно
недавно, но мы пока решили не отвлекаться на это обстоятельство.
   Итак,  мы  проверили  всех  его  абонентов,  то  есть   своими   путями
установили, когда квартира того или другого остается без присмотра,  и  не
очень  законно  (но  мы  ведь  и  не  юридические  лица  -  так,  шутники,
экстрасенсы,  бескорыстные  исследователи)  проникли  в  эти  квартиры   и
устроили там веселые обыски, не очень заботясь о том, чтобы  не  оставлять
следов.  Мы  не  заботились  об   этом   (вот   пример   целенаправленного
бездействия) в надежде, что  вдруг  кто-нибудь  из  них,  переполошившись,
первым делом позвонит профессору, и это даст нам  основания  больше  этого
абонента подозревать. Но никто ему не позвонил, так что  мы  только  даром
потратили время.
   Следующей акцией  была  замена  всех  продавцов  в  магазинах,  где  он
отоваривался, а в ближайший вторник и в парикмахерской, для чего  пришлось
предложить  более  выгодное  место  парикмахеру,  который  постоянно   его
обслуживал,  а  вместо  него   поставили   молодую   и   очень   способную
практикантку, правда, не совсем по этому  профилю.  Это  был  единственный
случай, когда мы достигли цели, то есть удивили профессора. Мы  наблюдали,
как от магазина к магазину меняется его лицо, вот только менялось  оно  не
совсем так, как нам хотелось, но это детали,  а  когда  он  уже  дошел  до
своего дома, то  перед  тем,  как  войти,  он  пожал  плечами,  как  будто
спрашиваемый им студент в ответ сморозил уж  слишком  очевидную  глупость.
Что  касается  парикмахерской,  то  тут,  что  называется,   "работали   -
веселились". Мы действительно покатывались со смеху, пока где-то в глубине
парикмахерской наша практикантка уродовала профессора, но потом, когда  он
проходил мимо нас по улице, вид у него  был  такой,  как  будто  он  и  не
стригся у нее, то есть он был таким, как всегда, а мы были разочарованы.
   Тем не менее, мы все-таки достигли своей цели - изолировали  профессора
от всяких контактов и теперь могли наблюдать за ним, как будто  он  был  в
стеклянной банке.
   К этому моменту и прослушивание дало свои результаты, но опять-таки  не
те, которых мы ожидали, потому что на этот  раз  профессор  позволил  себе
роскошь посмеяться над нами. Сидя (видимо, сидя в своем кресле), профессор
бормотал, как всегда повторяя но нескольку раз каждое  предложение,  -  он
разрабатывал свой очередной  сюжет.  Вдруг  я  почувствовал,  что  начинаю
краснеть, так как профессор стал рассказывать эпизод с подменой продавцов,
а затем и с парикмахерской, и все это с полным пониманием всего дела,  его
развития и подоплеки. А потом  пошли  уже  такие  подробности,  о  которых
профессор вообще не мог знать, просто не мог, о некоторых из них  даже  мы
не знали, исключая разве что заводилу, но он  как  раз  присутствовал  при
прослушивании этой записи. Мы с недоверием посмотрели друг  на  друга.  Мы
были красные, и только заводила был белый. Как мел. И, кроме того, он стал
заикаться.
   - Как-к-к! - стал заикаться заводила. - От-т-ткуда? Он  не-не-не...  Он
не-не-не может эт-т-того ззззнать.
   Заводила был поражен. Да и любой бы тут испугался:  старик  знал  такие
вещи, о которых мог знать только заводила. Однако  через  несколько  минут
заводила стал спокойней: он услышал... он услышал такие  вещи,  которые  и
ему до этого были не известны.
   Очевидна была утечка информации, но эта утечка была  где-то  над  нами,
там, где и заводила был уже  не  заводилой,  а  просто  одним  из  рядовых
исполнителей у другого заводилы, которого мы видали только издали. Поэтому
наш заводила очень боялся подавать рапорт, так как он мог попасть не в  те
руки, и кому-то там, наверху,  может  быть,  тому  заводиле,  могли  выйти
большие  неприятности,  и  наша  тепленькая   компания   тоже   могла   бы
развалиться, или кто-то там мог бы решить, что  нам  по  нашему  положению
знать не должно, и опять-таки, нас бы убрали  от  этого  дела,  а  мы  уже
привыкли к профессору, и нам было жаль расставаться с ним, - но, с  другой
стороны, не подать рапорт тоже было  нельзя,  так  как  запись  уже  имела
исходящий номер, и из песни слова не выкинешь, и так далее. Заводила очень
обижался на профессора за то, что тот сообщил нам  эту  совершенно  лишнюю
информацию, он считал, что было бы корректней воздержаться, хотя формально
профессор не нарушил правил: имел же он право делать вид, что не  знает  о
прослушивании и только поэтому говорит, что ему вздумается. На самом  деле
он, конечно же, знал о прослушивании и знал, что  мы  знаем,  что  он  это
знает, но все мы, то есть обе стороны, делали вид,  что  никто  ничего  не
знает, мы как бы без слов договорились об этом, и теперь он воспользовался
этим молчаливым соглашением. А то, что он знал о  прослушивании,  со  всей
очевидностью явствовало из этой самой записи, из-за которой весь разговор,
однако профессор изложил суть дела  в  таких  обтекаемых  выражениях,  что
формально его не в чем было упрекнуть. Тем язвительнее все это звучало.
   Но нам нужно было заняться и последней книгой профессора, тем сборником
статей,  о  котором  я  говорил.  Было  ясно,  что  эта  книга  не  лежала
где-нибудь, дожидаясь условного сигнала, чтобы выйти в  свет,  потому  что
некоторые статьи в  ней  были  совсем  недавнего  происхождения,  судя  по
содержавшемуся в них фактическому материалу,  в  частности,  по  некоторым
статистическим таблицам последних лет, которые, что особенно интересно, до
этого нигде не публиковались. И мы точно выяснили, что к  этой  статистике
профессор вообще доступа не имел.  Теперь  возникали  сразу  два  вопроса.
Первый - откуда  профессор  взял  эти  таблицы  или  на  основании  какого
материала он их составил; второй - каким  образом  все-таки  этот  сборник
появился в печати.
   - Господи! Ребята, да ведь это же очень просто! - внезапно хлопнул себя
ладонью но лбу заводила. - Как же это я раньше не догадался!
   Мы посмотрели на него с интересом.
   - Все очень просто, - повторил уже спокойней заводила, -  этот  сборник
не имеет к профессору никакого отношения.
   - То есть? - удивился один из нас, а именно я.
   - Действительно, - сказал заводила, - они  (кто  они,  он  не  уточнял)
составили сборник, в который  и  на  самом  деле  вошли  некоторые  статьи
профессора, но остальное - чистая липа. Это чьи-то другие  статьи.  Кто-то
решил  воспользоваться  авторитетным  именем  профессора,  чтобы  привлечь
внимание к своим, надо сказать, довольно сомнительным статьям.
   Мы вознегодовали. Но еще больше мы были оскорблены за профессора, когда
в одном солидном, казалось бы, журнале была перепечатана  одна  статья  из
этого сборника. Эта статья называлась "Экспансия субкультуры". Да, мы были
оскорблены за профессора, за то, что  кто-то  пытается  спекулировать  его
именем в своих грязных политических  целях,  тем  более,  что  эта  статья
вызвала шумную полемику в печати. Теперь нам  было  ясно,  что  публикация
сборника не была каким-нибудь проколом в  нашей  работе,  то  есть  он  не
просочился мимо нас, а что это была просто очередная, хотя и  очень  умело
сработанная фальшивка, рассчитанная на скандал.
   После  небольшого  совещания,  а  также  консультаций  кое   с   какими
специалистами заводила решил сыграть с профессором в  открытую,  и  момент
показался нам очень удачным для такого хода, - в конце концов, речь шла  о
реабилитации профессора в глазах общественности. Заводила нанес профессору
визит и очень корректно, даже исподволь и отчасти шутливо повел разговор о
публикации как о чем-то еще неизвестном профессору и достаточно курьезном,
чтобы просто посмеяться над этим. В ходе беседы  он  объяснил  профессору,
что  нарушены  его  авторские  права,  что  кто-то  злоупотребляет  именем
профессора (ведь мы точно знали, что профессор никому ничего не передавал)
и что в его собственных  интересах  немедленно  и  решительнейшим  образом
опровергнуть  авторство.  Профессор,  нисколько  не  колеблясь,   выражает
полнейшее согласие с мнением заводилы, но, -  говорит  он,  -  прежде  мне
необходимо ознакомиться с переводом. Заводила, крайне довольный, что  дело
уладилось так просто, передает профессору журнал, а тот, прочитав перевод,
заявляет,  что  все  правильно,  что  перевод  сделан  добросовестно,  без
искажений, что статья входила в его последний сборник (тот самый сборник!)
и что он не видит причин отказываться от авторства.
   Заводила хватается за голову: что такое,  профессор!  Этого  просто  не
может быть.
   (Ведь он-то хорошо знает, что этого  не  может  быть.)  "Ну  хорошо,  я
раскрою  все  карты.  Это,  конечно,  неудобно.   Ну,   каюсь   -   каюсь,
действительно нехорошо.  Но,  понимаете,  профессор,  вы  не  могли  этого
сделать. Физически  не  могли.  Сознаюсь,  мы  за  вами  наблюдали,  можно
сказать, не спускали глаз. Вы не могли передать эту рукопись".




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1063 сек.