Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Борис Дышленко. - Что говорит профессор

Скачать Борис Дышленко. - Что говорит профессор

   Режиссер, извлеченный для этого из  какой-то  киношной  экспедиции,  на
этот  раз  крайне  неохотно   согласился   помогать   нам,   но   все-таки
профессионализм взял верх, и все в  конце  концов  сладилось.  Мы  выбрали
перекресток, похожий на тот, где намечался эксперимент, и отрабатывали там
наш трюк целый день, замаскировав его под съемки политического  детектива.
Конечно, как всегда в таких случаях, вокруг площадки  собралась  толпа,  и
любопытство этих зевак сильно нервировало нас и мешало работать, но  когда
мы просмотрели видеозапись, сделанную как бы с того места,  где  находится
профессор, то увидели, что  все  выглядит  очень  внушительно.  Правда,  и
сделано  это  было  по  профессорскому  уже  написанному  к  тому  времени
сценарию, вернее, по написанной части этого сценария,  и  этот  эпизод  мы
тогда принимали всерьез - ведь мы не знали, что он снова нас надул,  надул
еще раньше, до того, как мы приступили к делу. Но я опять забегаю  вперед,
тогда же,  несмотря  на  все  репетиции,  я  очень  волновался,  когда  на
следующий день на ходу  пристраивался  в  уличной  сутолоке  где-то  сзади
профессора: ведь нужно было не только не отстать  от  него  -  нужно  было
настолько точно скоординировать свои движения с его  движениями,  чтобы  в
нужный момент (не раньше и не позже) оказаться рядом с ним, и сделать  это
нужно было так, чтобы он до  этого  момента  ни  в  коем  случае  меня  не
заметил. Думаю, что он и в самом деле меня не заметил, даже не  подозревал
о моем присутствии. Возможно, он даже не знал, что это произойдет именно в
тот день, но ведь он сам подсказал нам эту мысль... Однако профессор,  как
обычно, величественно и невозмутимо шествовал по проспекту, я же  довольно
ловко маневрировал среди встречных и невстречных прохожих, оставляя  между
нами двух-трех человек, чтобы, выйдя на угол, оказаться  как  раз  за  его
спиной. Моя роль была, пожалуй, самой ответственной,  потому  что  в  этом
спектакле малейшая моя неловкость могла стать для нас всех роковой.
   Зеленый свет загорелся точно к тому моменту, когда профессор  вышел  на
перекресток. Профессор шагнул на проезжую часть, и здесь... Черная машина,
вывернув на бешеной скорости, юзом вылетела из-за поворота  и,  перескочив
правыми колесами через угол тротуара, наверняка сшибла  бы  и  размолотила
профессора в пух и прах, если бы я за какую-то ничтожную долю  секунды  не
выдернул его с такой силой, что он отлетел к стенке дома и едва  удержался
на ногах. Это был мой шедевр. А автомобиль,  громыхнув  днищем  о  панель,
умчался, но из него еще успела высунуться зверская рожа в темных очках и в
кепке - жаль, если профессор не успел этого заметить. Но ведь  ты  же  сам
это предсказал, - ну так вот, получай!
   Тем не менее  я  должен  был  сыграть  свою  роль  до  конца,  то  есть
разъяснить профессору, если он чего-нибудь не понял, а потому я бросился к
нему, чтобы поддержать его. Профессор был немного взволнован, но  старался
не подавать виду.
   - Что это? - задыхаясь, спросил я. - Вы заметили номер?
   - Номер был заляпан грязью, - сказал профессор.
   - Это не случайность, - крикнул я, - не лихачество.
   Профессор пожал плечами.
   - Это покушение. Они хотели вас убить!
   - Вы думаете? - оживился профессор.
   Меня разозлила его тупость.
   - Конечно! - крикнул я. - Ведь машина ехала прямо на вас. Если бы  меня
здесь не было...
   - Но вы были, - иронически улыбнулся профессор и перешел улицу.
   Разочарованный, униженный,  я  смотрел  ему  вслед.  В  этот  момент  я
по-настоящему  ненавидел  его.  Да,  по  оплошности,  то  есть  увлеченные
репетициями и предстоящим спектаклем, мы в этот день не прослушали запись,
сделанную накануне, а если бы мы ее  прослушали,  мы  бы  просто  отменили
спектакль.
   "Для того, чтобы поставить точки над "i",  для  того,  чтобы  закрепить
впечатление - и  в  этой  излишней  обстоятельности  выразился  недостаток
вкуса,  как  раз  то,  что  иногда  губит  и   очень   хорошо   задуманные
произведения, - понадобились круглые от страха глаза и разинутый  рот,  да
созвездие веснушек на простоватой физиономии. Может быть,  две-три  минуты
потребовались бы, чтобы прийти в себя и понять, в  чем  дело,  но  мальчик
растолковал это в ту же секунду".
   Да, все "созвездие веснушек" пылало на моей  "простоватой"  физиономии,
когда я слушал этот отрывок, но "недостаток вкуса" мы не без  удовольствия
оставили режиссеру.
   Черт возьми! Что бы профессору изложить всю историю последовательно,  и
тогда мы бы не затевали этого дурацкого мероприятия, но  профессор,  начав
рассказывать эпизод с покушением, ушел по своей манере далеко  в  сторону,
пустился в  отвлеченные  рассуждения  и  добрался  до  меня  только  через
несколько дней, а за это время мы с  профессиональной  оперативностью  уже
успели отрепетировать и исполнить вокруг него наш идиотский танец. Надо же
так опозориться!
   После этой неудачи мы уже не ломали себе особенно голову над тем, каким
образом профессор предсказывает наши  действия.  Мы  приняли  за  основную
версию мнение одного социопсихолога  (кстати,  ученика  профессора  и  его
преемника  на  кафедре  социальной  психологии),   который   после   наших
настойчивых уговоров (но, как я  полагаю,  его  сомнения  были  отнюдь  не
нравственного  порядка)  в  конце   концов   согласился   высказать   свои
соображения относительно этого феномена. Он сказал, что  структура  нашего
детерминированного общества  может  породить  очень  небольшое  количество
комбинаций,  причем   довольно   несложных.   Поэтому   при   определенном
образовании принципиально возможно смоделировать ту или иную  ситуацию,  и
каждая из этих ситуаций, в свою очередь, имеет малое количество тенденций.
Так что нужно только выбрать доминирующую, и сюжет будет  развиваться  как
элементарная логическая задача.  "Короче  говоря,  дедуктивный  метод",  -
сказал он.
   Конечно, эта теория объясняла далеко не  все  связанные  с  профессором
загадки. Откуда, например, бралась та музыка,  которая  время  от  времени
по-прежнему досаждала нам, или как появлялись  произведения  профессора  в
печати? А потом, моделирование моделированием, но всевозможные подробности
- ну хоть мои веснушки - откуда они? Однако повторяю, теперь у нас уже  не
было времени ломать себе над этим  голову,  а  кроме  того,  мы,  наконец,
поняли, что все наши неудачи вовсе не оттого, что он знал наперед все наши
ходы, а оттого, что он не играл. Я  же  говорю,  что  профессор  с  самого
начала выбрал верную позицию. Ведь  мы  вели  тактическую  игру,  а  какая
тактика  возможна  без  взаимодействия?  Зато  его  поведение  можно  было
расценивать как стратегию, но это вообще  была  его  жизненная  стратегия,
заключающаяся как раз в том, чтобы не играть. В общем, это была  стратегия
локомотива, идущего по рельсам - попытайтесь-ка с ним  фехтовать.  Если  у
вас нет средств разворотить рельсы, никакие тактические ухищрения, финты и
обходные маневры вам не помогут.
   И все-таки заводила нашел выход, то есть  именно  средство  разворотить
рельсы.
   - Если профессор так крепко стоит, - сказал он, -  нужно  разрушить  то
место, на котором он стоит.
   Сначала мы не поняли, что он имеет в виду.
   - Ты имеешь в виду его... "пьедестал"? Его известность? - уточнил я.  -
Это не в наших силах: мы не можем бороться со  свершившимся  фактом.  Даже
отвлечь от него внимание мы не можем. Свеженький нобелевский лауреат - это
же кормушка для журналистов.
   (К этому времени профессору уже присудили Нобелевскую премию.)
   Но заводила только отмахнулся от меня.
   - До сих пор профессор стойко держался благодаря чувству своей правоты,
- продолжал он. - Нужно лишить  его  этого  чувства.  Наоборот,  заставить
почувствовать себя виноватым.
   - Как ты это сделаешь?
   - Нужно выжечь землю у него под ногами. Буквально выжечь.
   И мы были настолько увлечены этой идеей, что пошли уже на самые крупные
ставки.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0952 сек.