Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Классическая литература

Л.Н.Толстой - ДВА ГУСАРА.

Скачать Л.Н.Толстой - ДВА ГУСАРА.

                  XI.

    Узнав, что гусарский офицер был сын графа Федора Турбина, Анна Федоровна
захлопоталась.
  - А, батюшки мои! Голубчик он мой!.. Данило! Скорей беги, скажи: барыня к себе
просит, - заговорила она, вскакивая и скорыми шагами направляясь в девичью. -
Лизанька! Устюшка! приготовить надо твою комнату, Лиза. Ты перейди к дяде; а вы,
братец... братец! вы в гостиной уж ночуйте. Одну ночь ничего.
  - Ничего, сестрица, я на полу лягу.
  - Красавчик, я чай, коли на отца похож. Хоть погляжу на него, на голубчика...
  Вот ты посмотри, Лиза! А отец красавец был... Куда несешь стол? оставь тут, -
суетилась Анна Федоровна, - да две кровати принеси - одну у приказчика возьми,
да на этажерке подсвечник хрустальный возьми, что мне братец в именины подарил,
и калетовскую свечу поставь.
  Наконец, вс„ было готово. Лиза, несмотря на вмешательство матери, устроила по
своему свою комнатку для двух офицеров. Она достала чистое, надушенное резедой
постельное белье и приготовила постели; велела поставить графин воды и свечи
подле, на столике; накурила бумажкой в девичьей и сама перебралась с своею
постелькой в комнату дяди. Анна Федоровна успокоилась немного, уселась опять на
свое место, взяла было даже в руки карты, но, не раскладывая их, оперлась на
пухлый локоть и задумалась. "Времечко-то, времечко как летит! - топотом про себя
твердила она. - Давно ли, кажется? Как теперь гляжу на него. Ах, шалун был! - И
у нее слезы выступили на глаза. - Теперь Лизанька... но вс„ она не то, что я
была в ее года-то... хороша девочка, но нет, не то..."
  - Лизанька, ты бы платьице муслин-де-леневое надела к вечеру.
  - Да разве вы их будете звать, мамаша? Лучше не надо, - отвечала Лиза, испытывая
непреодолимое волнение при мысли видеть офицеров, - лучше не надо, мамаша!
  Действительно, она не столько желала их видеть, сколько боялась какого-то
волнующего счастия, которое, какой казалось, ожидало ее.
  - Может быть, сами захотят познакомиться, Лизочка! - сказала Анна Федоровна,
гладя ее по волосам и вместе с тем думая: "Нет, не те волоса, какие у меня были
в ее годы... Нет, Лизочка, как бы я желала тебе..." И она точно чего-то очень
желала для своей дочери, но женитьбы с графом она не могла предполагать, тех
отношений, которые были с отцом его, она не могла желать, - но чего-то такого
она Очень-очень желала для своей дочери. Ей хотелось, может быть, пожить еще раз
в душе дочери той же жизнью, которою она жила с покойником.
  Старичок-кавалерист тоже был несколько взволнован приездом графа. Он вышел в
свою комнату и заперся в ней. Через четверть часа он явился оттуда в венгерке и
голубых панталонах и с смущенно-довольным выражением лица, с которым девушка в
первый раз надевает бальное платье, пошел в назначенную для гостей комнату.
  - Посмотрю на нынешних гусаров, сестрица! Покойник граф, точно, истинный гусар
был. Посмотрю, посмотрю.
  Офицеры пришли уже с заднего крыльца в назначенную для них комнату.
  - Ну, вот видишь ли, - сказал граф, как был, в пыльных сапогах ложась на
приготовленную постель: - разве тут не лучше, чем в избе с тараканами!
  - Лучше-то лучше, да как-то обязываться хозяевам...
  - Вот вздор! Надо во всем быть практическим человеком. Они ужасно довольны,
наверно... Человек! - крикнул он, - спроси чего-нибудь завесить это окошко, а то
ночью дуть будет.
  В это время вошел старичок знакомиться с офицерами. Он, хотя и краснея
несколько, разумеется, не преминул рассказать о том, что был товарищем покойного
графа, что пользовался его расположением, и даже сказал, что он не раз был
облагодетельствован покойником. Разумел ли он под благодениями покойного то, что
тот так и не отдал ему занятых ста рублей, или то, что бросил его в сугроб, или
что ругал его, - старичок не объяснил нисколько. Граф был весьма учтив с
старичком-кавалеристом и благодарил за помещение.
  - Уж извините, что не роскошно, граф (он чуть было не сказал: ваше сиятельство,
  - так уж отвык от обращения с важными людьми), домик сестрицы маленький. А вот
это сейчас завесим чем-нибудь, и будет хорошо, - прибавил старичок и под
предлогом занавески, но главное, чтоб рассказать поскорее про офицеров, шаркая,
вышел из комнаты.
  Хорошенькая Устюша с барыниной шалью пришла завесить окно. Кроме того, барыня
приказала ей спросить, не угодно ли господам чаю.
  Хорошее помещение, повидимому, благоприятно подействовало на расположение духа
графа: он, весело улыбаясь, пошутил с Устюшей, так что Устюша назвала его даже
шалуном, расспросил ее, хороша ли их барышня, и на вопрос ее, не угодно ли чаю,
отвечал, что чаю, пожалуй, пусть принесут, а главное, что свой ужин еще не
готов, так нельзя ли теперь водки, закусить чего-нибудь и хересу, ежели есть.
  Дядюшка был в восторге от учтивости молодого графа и превозносил до небес
молодое поколение офицеров, говоря, что нынешние люди не в пример авантажнее
прежних.
  Анна Федоровна не соглашалась - лучше графа Федора Иваныча никто не был - и
наконец уже серьезно рассердилась, сухо замечала только, что "для вас, братец,
кто последний вас обласкал, тот и лучше. Известно, теперь, конечно, люди умнее
стали, а что вс„-таки граф Федор Иваныч так танцовал экосес и так любезен был,
что тогда все, можно сказать, без ума от него; были; только он ни с кем, кроме
меня, не занимался. Стало быть, и в старину были хорошие люди".
  В это время пришло известие о требовании водки, закуски и хереса.
  - Ну вот, как же вы, братец! Вы всегда не то сделаете. Надо было заказать
ужинать, - заговорила Анна Федоровна. - Лиза! распорядись, дружок!
  Лиза побежала в кладовую за грибками и свежим сливочным маслом, повару заказали
битки.
  - Только хересу у вас осталось, братец?
  - Нету, сестрица! у меня и не было.
  - Как же нету! А вы что-то пьете такое с чаем.
  - Это ром, Анна Федоровна.
  - Разве не вс„ равно? Вы дайте этого, вс„ равно - ром. Да уж не попросить ли их
лучше сюда, братец? Вы вс„ знаете. Они, кажется, не обидятся?
  Кавалерист объявил, что он ручается за то, что граф по доброте своей не
откажется, и что он приведет их непременно. Анна Федоровна пошла надеть для
чего-то платье гро-гро и новый чепец, а Лиза так была занята, что и не успела
снять розового холстинкового платья с широкими рукавами, которое было на ней.
  Притом она была ужасно взволнована: ей казалось, что ждет ее что-то
поразительное, точно низкая, черная туча нависла над ее душой. Этот граф-гусар,
красавец, казался ей каким-то совершенно новым для нее, непонятным, но
прекрасным существом. Его нрав, его привычки, его речи - вс„ должно было быть
такое необыкновенное, какого она никогда не встречала. Вс„, что он думает и
говорит, должно быть умно и правда; вс„, что он делает, должно быть честно; вся
его наружность должна быть прекрасна. Она не сомневалась в этом. Ежели бы он не
только потребовал закуски и хересу, но ванну из шалфея с духами, она бы не
удивилась, не обвиняла бы его и была бы твердо уверена, что это так нужно и
должно.
  Граф тотчас же согласился, когда кавалерист выразил ему желание сестрицы,
причесал волосы, надел шинель и взял сигарочницу.
  - Пойдем же, - сказал он Полозову.
  - Право, лучше не ходить, - отвечал корнет, - ils feront des frais pour nous
recevoir.<<1>>
  - Вздор! это их осчастливит. Да я уж и навел справки: там дочка хорошенькая
есть... Пойдем, - сказал граф по-французски.
  - Je vous en prie, messieurs!<<2>> - сказал кавалерист только для того, чтобы
дать почувствовать, что и он знает по-французски и понял то, что сказали
офицеры.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1039 сек.