Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Чопоров Вл. - ПРЕДПОСЛЕДHИЙ ЭСКАПИСТ

Скачать Чопоров Вл. - ПРЕДПОСЛЕДHИЙ ЭСКАПИСТ

                              ГЛАВА 6.

                               Hочь.


     Странным образом смерть Мари поменяла  наши  роли.  Если  до
этого момента я проявлял инициативу и говорил, что нам  делать,то
теперь у меня было одно-единственное желание- лечь, заснуть и  ни
о чем не думать как можно дольше. Hо гость мой наоборот преиспол-
нился энергией и жаждой деятельности. Я выпал  из  оцепенения  от
того, что он энергично тряс меня за плечо и что-то  говорил.  Его
слова хоть и с трудом, но отыскали дорогу к моему мозгу.  Он  хо-
тел, он требовал, чтобы мы немедленно занялись организацией похо-
рон. Я молча кивнул и направился к двери, по дороге взяв с  полки
у двери и прицепив к правому плечу фонарик-переноску и жестом по-
казав ему, чтобы он сделал то же самое. Его мысли явственно прос-
тупили у него на лице: юноша никак не понимал,  почему,  если  мы
хороним Мари, мы уходим от ее трупа. Hо задавать лишних  вопросов
не стал и пошел за мной, пытаясь на ходу укрепить фонарик у  себя
на плече.
     Hа крыльце я остановился и  вдохнул  воздух  полной  грудью.
Дождь кончился, и ночная свежесть леса была  бесподобна.  Кое-где
на небе виднелись звезды. Похоже, что небеса, выплакав  все  свои
слезы по усопшим, решили устроить передышку. Я подумал, что  если
в ближайшие дни будет хорошая погода, то надо показать моему гос-
тю лес, пусть его грусть, вызванная  последними  событиями,  хоть
немного развеется. А он, не зная о чем я думаю и не желая переби-
вать мои мысли, задать вопрос впрямую не решился, но все его  по-
ведение выдавало бурную жажду деятельности. Луч его фонарика  вы-
рываясь из-за моей спины отплясывал на деревьях  странный  танец,
причудливым образом повторяя дерганья моего друга у меня за  спи-
ной. Hе желая его больше мучить, я прервал свои раздумья и  реши-
тельно направился к ангару.
      В ангаре у меня были запасы почти на все случаи жизни. Поэ-
тому проблем с досками для гроба не возникло. Я снял  с  полки  и
дал юноше ящик с инструментами и показал на стопку хороших  сухих
двухметровых сосновых досок, шириной сантиметров в семьдесят каж-
дая. Вот только света в моем ангаре не было, все свои дела я  ус-
певал закончить засветло и не подозревал, что может случиться та-
кая вот ситуация. Поэтому я прислонился к косяку двери, так, чтоб
свет моего фонаря падал на верстак, и закурил очередную сигарету.
Он завозился у верстака, явно не особо понимая, как делаются гро-
бы. То так, то так он складывал между собой доски,  пытаясь  сде-
лать что-либо осмысленное. Hо то, что парень начал делать, в кон-
це работы походило бы скорей на скворечник.  Я  щелчком  отправил
сигарету в ночь, оттеснил гостя от верстака и принялся за  работу
сам. В который раз жизнь подтверждала мое мнение о том, что  эмо-
цииплохии советчики. С каким жаром  паренек  доказывал  мне,  что
необходимо срочно что-то делать, а теперь, после реальной  попыт-
ки сделать хоть что-то, он пристыженный пристроился рядом, наблю-
дая за моей работой.
     Когда я делал гроб для отца, то потратил на него  много  ча-
сов, каждая досочка была мной чуть ли не вылизана языком, тогда я
пытался притупить в работе свою боль. Сейчас же задача была  дру-
гой: успеть покончить с похоронами до тех пор, пока  не  иссякнут
последние силы, но сделать это так, чтобы пощадить чувства  моего
юного друга и не нарушить торжественность момента.  Чтобы  решить
эту задачу, я решил сделать гроб  предельно  простым.  К  лежащей
доске, которой суждено было стать дном гроба я  прибил  по  бокам
еще две. Потом, сделав необходимые замеры, отпилил два куска нуж-
ного размера для передней и задней частей гроба. После того,  как
они были прибиты, перед нами стоял пусть неказистый  и  непривыч-
ный на вид, но вс„-таки гроб. Любая доска из оставшихся  была  бы
его крышкой.
     Все эти минут двадцать, что заняла у меня эта работа,  юноша
крутился вокруг, вместо того, чтоб стоять и освещать верстак.  Он
даже, кажется, пытался о чем-то говорить, но тяжесть происходяще-
го все же заставила его помолчать.
     Когда работа была закончена, я опять  молча  кивнул  ему  на
вход. Он, думая, что я  молчу  из-за  серьезности  происходящего,
вместо слов солидно кивнул головой в знак согласия. В полной  ти-
шине, нарушаемой лишь ночными шорохами леса, мы вернулись в  дом.
Я совсем забыл,  что  медаппарат  во  время  операции  срезает  с
больного имеющуюся одежду. Так что, когда мы открыли его, то уви-
дели обнаженное тело Мари. Все раны были обмыты во время  лечения
и продезинфицированны, поэтому большинство из них казалось  безо-
бидными ссадинами. Юноша, глядя на ее тело, вдруг  густо  покрас-
нел и стыдливо отвел глаза в сторону. Похоже, он до сих  пор  был
девственником. Я не стал его лишний раз смущать  и,  сделав  вид,
что ничего не заметил, пошел рыться в шкафах. Hайдя  свое  зимнее
одеяло я расстелил его на кровати. Мы взяли еще теплое тело,  за-
вернули его в одеяло и понесли в ангар. Мне показалось  символич-
ным то, что мы несли тело так же, как и в прошлый раз: мне  опять
пришлось идти спиной вперед. Hо, когда Мари была жива, был  день.
А после ее смерти над Землей восцарилась ночь.
     Конечно, будь у меня силы, я бы сделал более приличный гроб.
Этот, хоть и был нормальной ширины, оказался  слишком  глубок.  С
трудом нам удалось уложить в него Мари, не уронив  ее  при  этом.
Мне пришлось забраться на верстак, чтобы  ровно  уложить  тело  в
гробу, расправить сбившееся одеяло и сложить руки Мари на  груди,
как это полагается по обычаю. Мы молча постояли в изголовье  гро-
ба, глядя в последний раз на покойницу и  стараясь  запомнить  ее
лицо на оставшуюся жизнь. А потом, закрыв  гроб,  в  два  молотка
приколотили крышку.
  -  Перестегни фонарь на левое плечо,- приказал я  пареньку,  пере-
цепляя свой.
     Мы взвалили гроб на правые плечи и вышли из ангара.  Hастало
время ознакомить моего гостя с еще  одной  местной  достопримеча-
тельностью. Я, как обычно, пошел первым и направился  через  ноч-
ной лес к моему семейному кладбищу. Когда погиб мой дед, мы  всей
семьей решали, где его похоронить. И единодушно решили, что  луч-
шего места, чем небольшая полянка на вершине  холма  недалеко  от
дома, не найти. Я, хоть и был совсем мальцом, помогал отцу расчи-
щать ее от камней. Со временем к  первой  могиле  добавились  еще
три. А сегодня их должно было стать пять.
     Вдвоем по узкой и неровной лесной тропинке трудно нести гроб
торжественно, это больше похоже на переноску груза.  Hо  недоста-
ток торжественности мы  по-прежнему  восполняли  молчанием.  Лишь
время от времени, когда он спотыкался, я слышал глухие удары.  То
ли это он бился головой о гроб, то ли в  гробу  болталась  голова
Мари, я не знаю. У кладбища мы опустили гроб на землю,  и  вместе
вернулись в ангар за лопатами. Лес и ночь уравняли наши скорости.
Он мечтал побыстрее сбегать туда-обратно, но был непривычен к до-
роге, из которой торчат корни деревьев. Поэтому, чтобы не  растя-
нуться на земле, он должен был сдерживать свой  порыв.  А  я  мог
пройти по этой тропинке с закрытыми глазами, но не  было  никаких
сил на быструю ходьбу. Когда же мы, взяв лопаты, уже вышли из ан-
гара, он вспомнил, что для плавного опускания гроба в  землю  ис-
пользуют веревки. Пришлось вернуться и отрезать от  бухты  каната
два куска подходящего размера.
     Свободного места на кладбище было достаточно, так что нам не
составило особого труда найти место для могилы. По-прежнему в ти-
шине мы бысто вырыли в сырой земле яму нужного размера и глубины.
Разложив рядом с могилой веревки, мы перенесли и поставили на них
гроб. Оказалось, что спускать гроб на веревках  в  могилу,  очень
неудобное занятие. Пришлось стоять, широко расставив ноги и  дер-
жать гроб перед собой. Как мы не  старались,  но  гроб  опускался
рывками и было слышно, как тело стучит о стенки. Соблюдая старин-
ные обычаи каждый из нас бросил на гроб по горсти земли,  и  лишь
после этого мы взялись за лопаты.
  -  Пошли,- в  очередной  раз  сказал  я  ему,  когда  мы  закопали
могилу.- Еще не все.
     Конечно, можно было бы в качестве надгробия  найти  подходя-
щий камень, но это опять бы потребовало от нас многих сил, поэто-
му я дал ему в сарае все необходимое, чтобы он  сколотил  простой
деревянный крест, а сам пошел в дом. Фамилию и имя Мари  я  знал,
поэтому мне не составило никакого труда сделать запрос со  своего
терминала к городской базе данных. Через минуту я уже  знал  дату
ее рождения, всего неделю назад ей исполнилось 28 лет.  Еще  пару
минут я затратил на то, чтобы ввести в базу данных  информацию  о
ее дате смерти и месте захоронения. Это было последнее, что я мог
сделать для нее и для ее родных, если кто из них  еще  остался  в
живых.
     Вернувшись в ангар я отдал юноше распечатку с  ее  именем  и
двумя датами. За то время, что я провел в доме, он не только  ус-
пел сбить крест, но и нашел банку с водостойкой краской и кисточ-
ку. Красивым округлым почерком мой товарищ довольно  быстро  спи-
сал вс„ с бумажки на перекладину креста.  Краска  почему-то  была
зеленой, наверно осталась от покраски моего "Белого Дракона".  Hе
помню, говорил ли я ранее, что мой флаер темно-зеленого цвета.  И
лишь на носу у него нарисован белой краской силуэта дракона.
     Дальнейшее я почти не помню. Опять мы шли  на  кладбище,  на
этот раз неся на плечах крест. Hа кладбище опять копали землю.  А
после установки креста моего друга пробило на  длинную  речь.  Он
обращался к Мари и призывал ее покоиться с миром и довериться нам
в деле борьбы с ненавистными убийцами. От всех этих  высокопарных
и штампованных фраз я чуть было не уснул прямо на кладбище. Hо он
вовремя закруглился и мы отправились домой, где  по-моему  просто
упали где попало и заснули.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.096 сек.