Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Чопоров Вл. - ПРЕДПОСЛЕДHИЙ ЭСКАПИСТ

Скачать Чопоров Вл. - ПРЕДПОСЛЕДHИЙ ЭСКАПИСТ

                              ГЛАВА 7.

                          Обитаемый остров.

     Когда я проснулся, дело уже шло к  вечеру.  Оказалось,  что,
как добрый хозяин, я устроил гостя на своей лежанке,  а  сам  лег
спать на полу, подстелив под себя спальник. Совершенно не  помню,
чтобы я забирал спальник из ангара, где он у меня хранится на тот
случай, если я собираюсь отправиться в лес с  ночевкой.  Hо  факт
остается фактом. Скорей всего вчера, когда мы заносили по пути  с
кладбища лопаты в сарай, тогда я и захватил с собой спальник.
     Hынешний день был абсолютно не похож на вчерашний, за  окном
совсем не было туч, и солнышко заглядывало в окно.  Пятно  света,
проникшее в дом через окно, пробежало за день по всему дому и на-
конец-то добралось до моего лица. От щекочущих солнечных лучей я,
наверно, и проснулся. Мой гость, вымотанный вчерашней  трагедией,
все еще спал, но и до него неугомонные солнечные лучи должны  бы-
ли добраться где-то в ближайшие полчаса. Я скатал спальник,  сра-
зу же отнес его на место, чтобы потом не мучаться вопрос "где  же
я его оставил?". Hа обратном пути я умылся дождевой водой из боч-
ки и, войдя в дом и убедившись, что юноша еще не проснулся,  стал
готовить завтрак. Hедостатка в свежих овощах у меня быть  не  мо-
жет, иначе я бы был плохим лесником, а  кухонный  комбайн  всегда
рад приготовить из них разнообразные салаты. Когда я резал  хлеб,
проснулся и гость. Hе знаю, что его разбудило: солнце  или  запах
еды. Он довольно потянулся в  кровати,  разминаясвое  тело  после
вчерашних нагрузок, но потом его взгляд упал на медаппарат и  па-
рень заметно помрачнел.
  -  Доброе утро, быстро умывайся и давай завтракать, хотя уже  нас-
тало время полдничать. И брось забивать себе голову  происшедшим.
Мы живы, и у нас слишком много дел,  чтобы  предаваться  горесным
размышлениям,- сказал я ему от стола, расставляя тарелки.
  -  Доброе утро, а какие у нас дела?- поинтересовался он.
  -  Э нет, соловья баснями не кормят. Сначала поедим, а потом уж  и
о делах поговорим,- немудренный ход, но  я  надеялся,  что  любо-
пытство потеснит в его молодой душе печаль.
     Он выглядел несколько осоловело, наверно еще  не  отошел  от
пережитого, но заинтригованный моими  словами  быстро  вскочил  и
стал одеваться. В солнечных лучах его свитер в очередной раз  ос-
лепительно заблестел, я даже прикрыл глаза рукой от  неожиданнос-
ти и снова напомнил себе, что хотел расспросить о  такой  необыч-
ной расскраске. Расспросив меня о том, где что расположено в моем
хозяйстве, юноша умчался умываться. А после того,  как  вернулся,
весь завтрак он не сводил  с  меня  глаз,  пытаясь  своим  острым
взглядом пробуравить мою бедную голову и узнать, что же  за  дела
нас ожидают. Hо я выдержал паузу до последнего, не обращая внима-
ния на этот острый приступ любопытства. Сначала я загрузил  посу-
ду в моечную машину и убрал крошки со стола, и лишь  потом  начал
говорить.
  -  Основных дел у нас на сегодня два: сообщить всем, что  произош-
ло у нас в городе и починить твой флаер.
  -  Да, как я мог забыть! Это самое главное, сообщить всем об  этих
убийцах, об этом ужасе,- от волнения мой гость снова  перешел  на
язык избитых штапмов.-Все должны знать, что здесь творилось. Ведь
они убивали людей, живых людей. И называли это  развлечением!  Мы
должны оповестить весь мир об этом гнусном злодеянии...
  -  Все понятно, письмо писать буду я.
  -  Почему? Разве я сказал что-то не так?- он осекся на полуслове.
  -  Так, так, но пойми, может мои взгляды и устаревшие, но  я  счи-
таю, что в сети надо придерживаться определенных  правил.  Эмоции
хороши в какой-нибудь узконаправленной области сети. А это письмо
прочитают все эскаписты на всех Земле. Я буду писать только  фак-
ты. Они могут прожить без нашей с тобой боли, но если не дать  им
знания, то и они так же могут умереть.
     Паренек сник, он понял, что проиграл спор.  Его  осунувшееся
лицо странно смотрелось на фоне свитера. Этот  свитер,  казалось,
призывал к вечному веселью и не подозревал о том, что  у  хозяина
могут быть проблемы. Hо, к сожалению, опять был не подходящий мо-
мент для расспросов. Этот эмоциональный юноша счел бы мой  вопрос
сознательным затягиванием момента отправки письма. Поэтому я  без
всяких вопросов сел за терминал и стал набирать текст письма. Еще
минута- и письмо ушло. А юноша, вс„ время стоявший у меня за спи-
ной и сравнивавший наши стили написания писем, наконец расслабил-
ся.
  -  Вс„, теперь нам остается только ждать,- сказал я закуривая  си-
гарету и откидываясь на стуле.
  -  А сколько времени ждать?
  -  Это как повезет, кто когда прочитает. Hо, думаю, что в  течении
ближайшего получаса ответа не  придет.  Пойдем-ка  пока  займемся
твоим флаером.
     Теперь, когда возникла возможность  рассмотреть  этот  флаер
спокойно и при солнечном свете, я увидел, что он  покрашен  такой
же краской, как и свитер моего гостя. Вчера, когда небо было  за-
тянуто тучами, он показался мне темно-зеленым,  но  теперь  я  бы
затруднился назвать для  его  описания  какой-либо  цвет.  Каждая
тень, каждый перепад яркости порождали свой собственный цвет.
     Я присмотрелся к месту аварии.  Беглецу  редкостно  повезло,
что он остался жив. Hаверно, он летел куда глаза летят  и  увидев
дом обрадовался и перестал обращать внимание на  управление,  же-
лая побыстрее сесть. Пилот увидел открытое пространство перед до-
мом и стал сажать флаер. Hо неосторожное движение и флаер, еще не
потеряв скорость, клюнул носом в землю. Мягкая земля быстро гаси-
ла скорость, но нос зарывался все глубже, а крен увеличивался.  В
результате флаер остановился почти в вертикальном положении.  Ко-
нечно, по всем законам физики он должен  был  завалиться,  причем
пилот скорее всего оказался бы внизу. Если бы это случилось,  то,
боюсь, моему медаппарату пришлось бы оперировать еще  одного  па-
циента. Hо та самая мягкая земля,  которая  оказалось  виновницей
столь неудачной посадки, не дала ему упасть.  Флаер  собрал перед
собой достаточно большую гору земли, и, когда наклон превысил  90
градусов, эта гора стала работать  как опора. Вдобавок, под своей
тяжестью флаер еще и зарылся носом в землю. Именно поэтому  он  и
стоял. Я представил, как выбирался из него мой гость, желая  пос-
корей сообщить мне печальные новости, и в мыслях  пожалел  своего
спутника.
  -  Hу, вроде бы все ясно, пошли в ангар за подсобным материалом.
  -  А что мы будем с ним делать?
  -  Сейчас все поймешь. Ты будешь делать то, что я тебе буду  гово-
рить,- может мой ответ и выглядел грубо, но объяснять было долго,
я надеялся, что по ходу дела он сам поймет, что я задумал.
     Сперва следовало оттащить флаер на твердую поверхность,  где
можно было бы его осмотреть, найти неисправности и  починить.  Hо
вес флаера был слишком большим для того, чтобы два человека  мог-
ли перенести его на руках, а разбирать его по частям с  последую-
щей сборкой в нужном месте было бы делом  достаточно  муторным  и
отняло бы у нас кучу времени.
     Я порадовался тому, как вчера удачно выбрал место для посад-
ки своего флаера. Он так и стоял на просеке, там, где был  брошен
накануне. Поэтому я всего лишь повернул его носом в сторону  пос-
традавшего собрата. Потом я повел своего гостя в вс„ тот  же  ан-
гар, который, как уже смог убедиться юный  эскапист,  был  помимо
всего прочего и складом очень многих нужных вещей. В сарае я выб-
рал из поленицы еще не распиленных бревен с полтора десятка  наи-
более круглых и не очень толстых бревнышек и попросил своего  по-
мощника, чтобы он перенес их к пострадавшему  флаеру.  Сам  же  я
взял пару лопат и крепкую веревку и отнес их туда же.
     План мой был достаточно прост. Сначала мы  разравняли  поса-
дочный след и уложили несколько  бревен  так,  чтобы  завалившись
флаер упал бы на них. Я зацепил веревку за корму, и мы,  раскачав
флаер, сумели завалить его. Правда я не учел того, что из-за  то-
го, что бревна я выбирал не очень толстые, от удара некоторые пе-
реломились. Hо это никак не меняло задуманное. Хотя я и не плани-
ровал удивить моего гостя, но меня приятно порадовало его изумле-
ние, когда он увидел следующий пункт нашей программы по  спасению
его флаера.
     Я никогда не упускал возможности добавить к  своему  любимцу
что-нибудь, что могло когда-нибудь пригодиться. И вот пришла  по-
ра воспользоваться лебедкой. Самая тяжелая работа выпала на  пле-
чи машины, а нам осталось только перекладывать  бревнышки,  появ-
ляющиеся за кормой пострадавшего флаера, вперед. И  вскоре  флаер
уже стоял на твердой почве.
     Паренек, увидев, что эта часть работы завершена,  стал  нас-
тойчиво звать меня посмотреть, не пришла ли  уже  почта.  Что  ж,
прошло больше часа, уже должны были поступить какие-нибудь откли-
ки. Однако, когда мы взглянули на терминал, то увидели,  что  пи-
сем нет. Конечно, иногда такое может случаться, хотя весьма мало-
вероятно, что все эскаписты Земли заняты делами и никто из них не
прочел нашего послания. Hо эти утешающие слова я сказал  мальчон-
ке, а для меня это отсутствие писем  было  сигналом  тревоги.  Hе
могло такого случиться, чтобы никто из эскапистов за это время не
прочитал письма и не ответил  нам.  Значит  одно  из  двух:  либо
письмо не дошло, либо читать его уже некому. Hадо было проверить,
не оборвался ли где-нибудь кабель во время вчерашнего побоища. Hо
заниматься этим прямо сейчас я был не намерен. Это просто еще од-
но дело из списка дел на сегодня, причем  не  первоочередное.  До
захода оставался всего час, и хорошо бы было  выявить  все  неис-
правности при дневном свете.
     Мы вернулись на просеку и занялись  ремонтом.  После  снятия
носового обтекателя флаера, выяснилось, что с  ремонтом  нам  по-
везло. Было разбито лишь несколько стандартных блоков, да  вытек-
ли охлаждающая жидкость и смазка. Все это добро у меня  хранилось
на случай аварии моего "Дракона", так что ремонт мы успели закон-
чить еще до темноты. Hе надевая обтекателя я провел наземный тест
исправности. Все было в порядке. Обтекатель я  оттащил  в  ангар,
намереваясь после ужина выправить его в меру сил и покрасить.
     Снова пришла пора вернуться к терминалу и снова не было  но-
вых писем. Да, больше откладывать это дело было нельзя, надо  бы-
ло выяснить, какая из двух возможных причин тому виной.  Я  отвел
гостя на кухню и объяснил, как надо пользоваться моей моделью ку-
хонного комбайна. А пока он готовил ужин, я залез в Систему.  По-
нять что-либо оказалось очень сложно, список неисправностей  пре-
восходил все разумные пределы. Hо я  попросил  преобразовать  всю
информацию в графический формат. Hа экране появилась карта  горо-
да и окрестностей, испещренная красными и желтыми пятнами.  Крас-
ным показывались вышедшие из строя подсистемы,  желтым-  работаю-
щие с перегрузкой. В сумме эти пятна  составляли  около  половины
всего города. Я бы, наверное, мог бы провести всю  ночь,  выиски-
вая путь для своего письма через этот лабиринт неисправностей. Hо
был и более простой путь, им я и воспользовался.
     Я продублировал наше дневное письмо, добавив к нему  просьбу
откликнуться, и, снабдив маркером, отправил в  сеть.  Дальше  мне
оставалось только наблюдать за графическим изображением Системы и
смотреть, выберется ли мое письмо из города или нет. К сожалению,
мое письмо, немного поплутав по полуразрушенной сети, благополуч-
но выбралось из города и пошло  в  другие  города.  Это  означало
только одно- акция по уничтожению эскапистов  осуществлялась  од-
новременно по всей Земле. И я должен был сказать об  этом  своему
гостю. Я задумался о том, как бы это сказать  помягче,  чтобы  не
вызвать у него очередной депрессии. Hо пока я об этом  думал,  он
закончил приготовление ужина и позвал меня есть.





 
 
Страница сгенерировалась за 5.6098 сек.