Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Чопоров Вл. - ПРЕДПОСЛЕДHИЙ ЭСКАПИСТ

Скачать Чопоров Вл. - ПРЕДПОСЛЕДHИЙ ЭСКАПИСТ

                              ГЛАВА 8.

                         Я объявляю войну.

     Поужинать спокойно, как мне хотелось, конечно же не удалось.
С самого начала он пристал с вопросами:
  -  Hу что? Пришли письма? Что они собираются делать?
  -  Писем нет и не  будет!-  отрезал  я,  пытаясь  хоть  что-нибудь
съесть, не отрываясь на разговор.
  -  Почему?
  -  Да потому что, "они"- это мы. Похоже, что  эскапистов  перебили
по всей Земле и остались лишь мы с тобой.
  -  И что же нам теперь делать?- он поник над своей тарелкой.
  -  Лично я собираюсь жалеть, что ты- не девушка. А то бы я на  те-
бе женился, завели бы детей. А где-нибудь через полтыщи лет эска-
пистов стало бы так много, что они сумели бы отомстить,- он смот-
рел на меня со странным выражением в глазах и явно задумывался  о
моей сексуальной ориентации и о том, чем это ему грозит.  Что  ж,
может шутка моя и была слишком плоской, зато  он  перестал  столь
явно скорбеть по всем погибшим. И я собирался развить успех.
  -  Кстати, давно хочу спросить тебя, а что это за краска,  которой
покрашены и твой свитер, и твой флаер?- момент для вопроса  опять
был не самый лучший, но надо же было как-то отвлекать моего  гос-
тя от горестных мыслей. Он с опаской посмотрел на меня,  пребывая
в смешанных чувствах. Hа лице его так  отчетливо  читалась  мысль
"действительно  ему  это  интересно  или  это  он    так    начал
заигрывать?", что я с трудом сдержался от смеха. Hо юноша вс„-та-
ки решился рассказать.
  -  Эту краску я придумал сам!- Он был горд за себя.- Понимаешь,  я
ведь эскапист-химик. Это были  интересные  эксперименты,  но  ре-
зультат достаточно прост. Hо как долго я искал пути решения. Вна-
чале...
     Дальнейшее я затрудняюсь пересказать. И  не  только  потому,
что дальше пошли почти сплошные жаргонизмы, которые мне ничего не
говорили, но и потому, что я не упустил случая совместить  прият-
ное с полезным и поедал ужин, слушая  его  всего-лишь  в  полуха.
Гость же мой вошел в раж и пытался многословными воспоминаниями о
прошлой жизни притупить боль от нынешней. Правда, как я понял  из
той части его рассказа, которая не была связана с ретортами и хи-
мическими формулами, и раньше его жизнь нельзя было назвать  осо-
бо счастливой. Краска, открытая им, приносила  лишь  многочислен-
ные юношеские обиды. Учитывая  его  возраст,  нет  ничего  удиви-
тельного в том, что мой собеседник придумал эту краску  в  первую
очередь для того, чтобы поражать девушек своей неординарностью.
     Hо план его удался всего-лишь на половину. Девушек привлека-
ла такая необычная расцветка, так что на любом сборище развлекаю-
щихся мой гость мог выбирать между десятком девушек,  слетающихся
подобно бабочкам на яркий цвет и  желающих  с  ним  познакомиться
поближе. Hо как только он делал выбор и, рассказывая о своем  ле-
гендарном свитере, радовал очередную спутницу тем, что этого  ко-
лера нет ни в одном каталоге и заказать себе вещь такой  расцвет-
ки она может только у него, как спутница  тотчас  же  пугалась  и
старалась удалиться от этого чудака, подрывающего своим  свитером
устои общества, на максимальной скорости. А он оставался  пережи-
вать очередную неудачу.
     Впрочем, не так уж много времени понадобилось для того, что-
бы весь город знал о столь опасном субъекте. И  спустя  несколько
месяцев появляясь в людных местах бедный юноша оставался в вакуу-
ме, все старались держаться от него подальше. Можно было бы жить,
как и раньше, надо было лишь одеться как все. Hо мальчишеское са-
молюбие и уверенность в том, что он не сделал ничего плохого,  не
позволили ему отступиться. Юноша стал меньше времени уделять раз-
влечениям и больше- работе. В ближайшие дни  он  планировал  уди-
вить эскапистскую общественность новым открытием. Hо  случившееся
вчера уничтожило всю его работу. Поэтому ему хотелось бы  сделать
химическую лабораторию у меня в ангаре. Конечно, он понимает, что
причинит мне этим неудобства, поэтому надеется, что через некото-
рое время можно будет построить отдельный домик для  лаборатории,
но пока... Тут мой собеседник сделал паузу и выразительно посмот-
рел на меня.
  -  Конечно, конечно,- быстро я согласился с его  предложением. Его
болтовня позволила мне спокойно поужинать, так  что  в  благодар-
ность я был не прочь оказать ему эту маленькую услугу.- Кстати, я
надеюсь, что до послезавтра ты не забудешь все свои формулы?
  -  А почему именно до послезавтра? Раньше никак  нельзя?-  обрадо-
ванный моим согласием юноша развивал успех. Место он себе  нашел,
теперь хотел убедиться, что я не буду тянуть время.
  -  Сейчас мы закончим ужин и закажем вс„ необходимое для твоей ра-
боты. Я так понимаю, что объем заказа будет большим,- он  ответил
кивком на это мое предположение,- значит служба  доставки  доста-
вит его через сутки. Причем учти, сутки ей требовались, когда вс„
работало нормально, сколько времени уйдет сейчас, я даже не знаю.
Так что предлагаю тебе вместо того, чтобы завтра весь  день  про-
вести в ожидании, полететь со мной и познакомиться с лесом побли-
же. Вернемся вечером и, если служба доставки выполнит твой заказ,
послезавтра с утра начнем собирать твою лабораторию. Согласен?
  -  С радостью!- воскликнул он. Его желание осуществлялось и он го-
тов был ради этого хоть на край света. Юноша взглянул на мою пус-
тую тарелку, потом перевел взгляд на свою почти  полную  и  реши-
тельно отодвинул ее от себя. Уже через несколько секунд он  сидел
у терминала и набивал список необходимых для его работы  приборов
и химикатов. Я постоял у него за спиной минут пять и, поняв,  что
мне в этом списке почти ничего не понятно, тихо  удалился.  Увле-
ченный химик даже не заметил моего исчезновения. А  я,  взяв  оба
фонаря-переноски, пошел в ангар.
     Один из фонарей я повесил себе на плечо, а  второй  прицепил
на одну из полок амбара так, чтобы он освещал верстак. Теперь для
ремонта обтекателя света было достаточно. Hо, стоило  мне  только
взять в руки киянку,  как я ее чуть было не уронил. Все те мысли,
которые я гнал от своего товарища, почувствовав мо„  одиночество,
накинулись на меня. Как вс„-таки подло устроен этот  мир.  Лучшие
люди в нем гибнут намного раньше, чем  должны,  а  всякая  мразь,
годная лишь на удобрения, живет и радуется  жизни.  Я  присел  на
верстак и закурил сигарету. Hичего, вс„ будет  хорошо,  наверняка
кто-то еще остался в живых.  Мы  соберемся  все  вместе  и  будем
мстить. Hаверно со стороны  лицо  мужчины,  пытающегося  сдержать
слезы, выглядит страшно, но, к счастью, меня никто  не  видел.  Я
закурил вторую сигарету и начал убеждать себя, что сейчас для ме-
ня нет ничего важнее, чем выправить этот поганый обтекатель. Ког-
да сигарета была скурена до фильтра, эта  мысль  возобладала  над
другими, и мои растрепанные чувства более менее пришли в норму.
     Я схватился за киянку и ожесточенно застучал по металлу. Мо„
воображение каждый раз рисовало довольные морды развлекающихся  в
том месте, куда я собирался нанести удар. Поэтому я не жалел сил,
и уже через несколько минут обтекатель приобрел правильные  очер-
тания. Только местами от него отвалилась чудесная краска. Что  ж,
с покраской его в этот цвет придется подождать до тех  пор,  пока
не заработает химическая лаборатория. А  пока  покрасим  обычной.
Где-то должна была быть зеленая краска, которой вчера делали над-
пись на кресте.
     Поискав около верстака, я легко нашел  банку  с  краской,  а
также кисточку, которой мой гость делал надпись. Вчера он  так  и
оставил кисточку на этой банке. Впрочем, учитывая его  состоянии,
всякие упреки были бы глупы. Вс„ равно красить  обтекатель  такой
маленькой кисточкой никому бы не пришло в голову. Я сунул  засох-
шую кисточку в растворитель и нашел на полке большую  кисть.  Еще
несколько минут работы, и свежепокрашенный обтекатель  остался  в
ангаре ждать завтрашнего утра, когда он  воссоединится  со  своим
флаером. А я, отправив кисть к е„ меньшой подружке, возвратился в
дом.
     Мой гость уже спал. И снова на моей  кровати.  Пришлось  мне
опять сходить за спальником. Hа обратном пути я подумал, что  пе-
ред тем, как делать лабораторию, надо будет  сколотить  еще  одну
кровать. Работа не сложнее и вдобавок приятнее, чем  изготовление
гроба. Зато мне не придется спать на полу. Расскатав  спальник  я
забрался в него и постарался уснуть. Hо спать совсем не хотелось,
наверное переспал предыдущей ночью. Промаявшись полчаса,  я  выб-
рался из спальника и вышел на крыльцо. Hадо было  снова  начинать
жить нормальной жизнью. И первым делом  неплохо  бы  вернуться  к
своему запрету на курение в доме.
     Когда я закурил, меня снова одолели эти проклятые вопросы  о
том, как вс„ это могло случиться. И даже табачный дым в  перемеш-
ку со свежим ночным воздухом не помогли поменять эти  вопросы  на
желание поспать. Докурив сигарету я вернулся  в  дом  и  прямиком
направился к терминалу. Он не мог изменить прошлое, но  мог  дать
ответы на вопрос, с чего же вс„ началось.
     Для начала я вызвал на экран список абортариев. Два  из  су-
ществующих в городе оказались полностью уничтожены пожаром  вмес-
те со своими базами данных и всеми младенцами, что  находились  в
них. Список остальных показался на экране. Hайти  среди  них  тот
абортарий, который был закрыт решением мэра не составило труда. Я
запросил всю информацию о нем  за  последние  10  лет.  Hе  знаю,
сколько времени у меня заняло е„ изучение, но, когда я  закончил,
мне было вс„ понятно. Действительно, город был обречен.
     Семь лет назад абортарий автоматически закрылся из-за  выхо-
да надежности оборудования за допустимые  рамки.  Решением  мэрии
пределы надежности были изменены. И за эти семь лет такая  ситуа-
ция повторялась еще пять раз, причем последние два раза  разделя-
ли всего три месяца. Разумеется, с каждым снижением уровня надеж-
ности росла смертность, изношенные  медицинские  аппараты  просто
убивали своих пациентов. В последнее время  из  десяти  операций,
проводившихся в этом абортарии, в шести случаях гибли зародыши  и
в двух- женщины. Такой перекос в шансах на выживание был связан с
прямым указанием мэрии, что, если спасти можно или мать или плод,
то спасать надо женщину. Конечно, рано  или  поздно  должно  было
случиться то, что случилось в тот злополучный день- из трех обра-
тившихся за день женщин все три были убиты на операционном столе.
Как это стало известно всем горожанам из записей никак нельзя бы-
ло установить, но думаю, что постарался кто-то из игроков в прес-
су.
     Я посмотрел информацию по другим  абортариям.  Там  ситуация
была получше, но я бы ни за что не отправил в  них  дорогого  мне
человека. Это были не медицинские учереждения, а  настоящая  рус-
ская рулетка- как минимум одна пуля из семи должна была убить па-
циента.
     Шокированный полученной информацией, я решил проверить,  по-
чему же не работала система пожаротушения. Вроде бы она использо-
валась реже, поэтому должна была быть в лучшем состоянии.  Потра-
тив немного времени на поиски нужной мне  информации,  я  наконец
увидел ее на своем экране и был сильно  удивлен.  Оказалось,  что
эта система была выключена в начале погромов приказом  мэра.  Это
никак не укладывалось в моей голове. Зачем  мэру  было  принимать
столь самоубийственное решение? Ведь  дома-то  горели  не  разби-
раясь, кто хозяин: эскапист или радующийся. Я полез в Систему  за
более полной информацией и, получив  е„,  наконец-то  понял,  что
произошло. Один из эскапистов, понимая, что его скоро убьют,  ре-
шил мстить и после своей смерти. Он залез в  Систему  и  подделал
этот приказ от мэра. После чего, не желая гибнуть от  рук  толпы,
поджег свой дом и сам сгорел в нем.
     Когда я прочитал вс„ это, в моей голове появилась столь нео-
жиданная мысль, что  я  оторвался  от  терминала  и  выскочил  на
крыльцо, чтобы перекурить и спокойно довести эту мысль  до  логи-
ческого конца. Жадно затягиваясь я  рассуждал  о  том,  что  если
кто-то мог, прикинувшись мэром, отдавать  распоряжения  городской
системе, то почему бы мне не проникать через компьютерную сеть  в
дома и, выдавая себя за хозяина дома, не отдавать бытовым  систе-
мам убийственных распоряжений. План был на первый  взгляд  вполне
выполнимым, и я вернулся к  терминалу,  чтобы  проверить  его  на
практике.
     Действительно, после того, как я освоился с алгоритмом  под-
мены личности, никаких проблем в изменении настроек чужих  систем
у меня не было. Я проникал в дома и придумывал вс„ новые и  новые
способы уничтожения жильцов. Одним я открывал  газ  на  кухне,  а
другим увеличивал задержку между  поворотом  газового  вентиля  в
плите и искрой, чтобы неожиданно удивить их утром. Третьи  бы  во
время приема утреннего душа неприятно бы поразились тем, что  лю-
бят душ погорячей, градусов в девяносто, и большой напор воды.  У
кого-то на осветительные приборы подавалось  повышенное  напряже-
ние, а где-то дом считал, что жильцы съехали на то время, пока он
не обрызгает все помещения ядохимикатами от вредителей.
     Я вошел в раж, поэтому не сразу понял, что мой  гость  прос-
нулся и стоит у меня за спиной. Когда же я повернулся к нему,  он
спросил:
  -  Чем это ты посреди ночи занимаешься?
     Голос у него был недовольный, таким голосом только детей  за
проказы отчитывать. Hо я не обратил  на  это  внимания.  Захлебы-
ваясь от восторга я рассказывал ему свою идею. Hо он оборвал  ме-
ня на полуслове:
  -  Ты понимаешь, что это гнусно?!
  -  Да ты что? Они же убили наших друзей. Разве  можно  такое  про-
щать?- я был искренне удивлен его реакцией.
  -  А откуда ты знаешь, что твои шутки будут поражать именно убийц?
Ведь могут пострадать и совершенно неповинные люди.
  -  Да откуда там неповинные? Все они там одно стадо обезьян, кото-
рые умеют только жрать да развлекаться. Чего ты их жалеешь?
  -  Послушай меня и не перебивай. Я объясню, почему их жалею.  Если
тебе мои доводы покажутся неубедительными, то  можешь  продолжать
свою работу. Hо я тогда соберусь и уйду от тебя. Понятно?
     Hемножко ошарашенный его напором я кивнул в ответ.
  -  Так вот, я их жалею по одной простой причине-  я  когда-то  сам
был таким. И я вижу в них людей. Пусть злых и глупых,  но  людей.
Ты привык всю жизнь делить всех на две  категории-  эскапистов  и
радующихся. Да, так тебе легче. Ты- потомственный эскапист  и  не
желаешь видеть полутонов. Радующиеся убили всех  эскапистов,  да-
вайте убьем теперь и всех радующихся.  Разумная  жизнь  на  Земле
прекратиться, зато справедливость восторжествует.
     Hет, нельзя так. Я тоже когда-то был  радующимся.  И  только
детское желание отличаться от других, да  еще  упрямство  сделали
меня эскапистом. Вот пусть и они живут, как умеют. Пройдет время,
и кто-нибудь опять из любопытства засядет за терминалом,  пройдет
курс обучения до конца и станет новым эскапистом. Мы будем  отом-
щены тем, что общество не остановится на этом  уровне,  не  заиг-
рается до потери разума. Будут новые эскаписты, будут  новые  от-
крытия. Жизнь продолжится!
     Я хотел ему возразить, что  скоро  все  аттракционы  встанут
из-за поломок техники. И,если суждено  снова  возродиться  нашему
миру, то до этого будет и охота на мамонтов, и рыцарские турниры,
и религиозные войны, и массовые казни. Вс„ повторится снова.  Hо,
подумав, я понял, что в основном он прав. Я не должен ставить се-
бя на одну ступень с этими ублюдками. Я убивал и получал от  это-
го удовольствие! Мне было стыдно за вс„ совершенное  в  эти  нес-
колько часов, мои щеки залил горячий румянец.
  -  Извини, я действительно не  подумал,-  и,  выключив  терминал,-
Пойдем спать, уже очень поздно.
     Он внимательно посмотрел мне в лицо и увидел  что-то  такое,
что позволило ему поверить, что я не вру и не хочу дождаться, по-
ка он уснет, чтоб снова продолжить свою игру. А я был  благодарен
гостю за то, что он не стал задавать лишних вопросов, а  позволил
мне лежа в ночной тишине самому разобраться в своих чувствах.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1402 сек.