Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Юрий Медведев - КУДА СПЕШИШЬ, МУРАВЕЙ?

Скачать Юрий Медведев - КУДА СПЕШИШЬ, МУРАВЕЙ?

                      2. Властительница Лунного Огня
 
   Я не слишком верил легенде о гравейросе. Подобных россказней в Южной
Америке переизбыток. Да и не только в Южной Америке.
 
   Но вот в позапрошлом году на розыгрыше кубка "Солнца инков" мы
оказались в горах Карабайо, к востоку от древней столицы инков - города
Куско. Помню, мы с напарником основательно вымотались за две недели гонок
вдоль каньонов, по крутым серпантинам и были рады долгожданному отдыху.
Нам дали две ночи и день.
 
   До обеда мы с Виктором проспали, а потом решили порыбачить. Реки там
похожи на наши тянь-шаньские:
   норовисты, пенисты, форель схватывает крючок намертво.
 
   Бредем мы с удочками по городишку Ла-Пакуа, а навстречу Дончо Стаматов
из болгарского экипажа.
   "Здравей, - говорю, - другарь Стаматыч. Опять ты Розетти на
полрадиатора обошел. Эдак он от огорчения перезабудет весь набор своих
неаполитанских песен". - "Пускай учится петь наши, славянские, - хохочет
Дончо. - А вы, души рыбные, возвращайтесь засветло. Вечером скатаемся еще
выше в горы, вон туда, к самым снегам. Там обитает не совсем еще
цивилизованное племя индейцев, и сегодня, в честь новолуния, будет шумное
празднество. Среди прочих чудес обещают полет красавицы над пропастью - то
ли в когтях дракона, то ли помчится с подвязанными крыльями, - я толком не
разобрал. Никогда не слыхал про такое диво? Э-э-э, не раз еще услышите,
другари. Но лучше увидеть своими собственными глазами. И учтите:
приглашает нас здешний мэр. В виде особой милости. Он к автомобилям
неравнодушен. Как Розетти к прекрасному полу. Единственная просьба, даже
не просьба, а требование мэра - никаких фотоаппаратов и кинокамер.
   Особенно это касается - я добавлю от себя - другаря Голосеева".
 
   Мы выехали около восьми.
 
   В горах темнеет рано. Последние километры пять наших машин,
растянувшихся цепочкой, одолевали буквально на ощупь. Моторы ревели,
задыхаясь, как всегда они ревут на большой высоте. Мы оседлали тропу, где
обычно ходят с поклажей, наверное, лишь ламы, заменяющие здешним жителям и
коров, и лошадей, и овец, где по одну сторону громоздились отвесные скалы,
а по другую - чернела нескончаемая пропасть. После одного довольно-таки
заковыристого поворота мэр - он находился в стаматовой "Пеперуде" -
выскочил из кабины и подал знак остановиться. Смешно жестикулируя, он
начал объяснять, что дальше тропа совсем суживается, что он в ответе за
нашу безопасность перед прогрессивной мировой общественностью, что пешком
тут добираться около часа, не дольше.
 
   Розетти, не дослушав мэра, завел свой "Везувий", выпустил
пневмоприсоски, въехал на вертикальную стену и пополз над головою
ошарашенного хозяина ЛаПакуа. Мэр продолжал что-то говорить, не без
смущения бросая взгляды вверх, где на расстоянии протянутой руки
проплывали в обрамлении разноцветных приборных огней кудри весельчака
Розетти.
 
   Лунной ночью в платье белом
   И с гвоздикой в волосах -
   Нет прекрасней Маручеллы
   На земле и в небесах! -
   выводил Розетти своим неподражаемым бельканто.
   В том, что это именно бельканто, к тому же неподражаемое, Розетти
убедил нас с Голосеевым в первые минуты знакомства, еще до того, как запел.
 
   "Везувий" сполз со стены на тропу перед "Пеперудой". Мэр расхохотался,
пересел к Розетти. Мы двинулись дальше...
 
   В индейское селенье мы попали часам к десяти.
 
   Еще издали стали заметны несколько костров. Удивлял цвет пламени:
фиолетовый с переходом в палевые, даже желтые, тона. Проезжая по селенью,
мимо мрачных домишек с плоскими крышами, мы смогли рассмотреть, что костры
горят на отшибе, у подножия внушительных размеров каменной башни. Над
тремя кострами висели большие котлы.
 
   По соседству, на другом холме, высилась точно такая же башня,
освещаемая одним костром. Башни разделяла пропасть.
 
   Мы оставили машины у подножия холма и мимо безмолвствующих мужчин в
причудливых шляпах и разноцветных накидках направились к башне. Между
прочим, я не заметил до сей поры ни единой женщины.
 
   - Вождю следует поклониться до земли, - быстро говорил нам мэр
полушепотом. - Это вон тому старику, на помосте, в красном покрывале. А
тот, что слева, в орлиных перьях, с двумя колдунами, это жрец. С ним
разговаривать инородцам вообще запрещено. И никаких песенок, сеньор
Розетти, умоляю вас.
 
   Мэр первым картинно ударился вождю в ноги, за ним - не без смущения -
все мы. Вождь поднялся с леопардовых шкур и ответил точно таким же
поклоном - до земли. Вслед за тем он гортанно прокричал несколько слов,
дав знак приблизиться.
 
   - Верховный Владыка лунных ратников приветствует вас, восседающих в
колесницах, - переводил мэр. - Да хранит вас лунный огонь.
 
   Вождю было лет восемьдесят, не меньше. Глаза его из-под огромных
разросшихся бровей сверкали молодо и проницательно. Вождя охраняли четверо
свирепого вида юношей с пиками и луками. У одного стражника покоился в
руках винчестер.
 
   По знаку обладателя винчестера на помосте разостлали леопардовые шкуры.
Мы расселись, после чего каждый получил чашу, наполненную до краев белой
жидкостью, и золотистое блюдо с дымящейся тушкой куй - волей-неволей
настало время отведать морских свинок, издревле лакомую пищу в Андах.
 
   Пока под взглядами телохранителей мы опасливо раздирали мясо,
уснащенное листьями и травами, мэр неторопливо беседовал с вождем. Судя по
тому, как он то показывал шевелящимися пальцами в сторону машин, то
называл поочередно наши имена, шла церемония нашего представления.
 
   Я отхлебывал кисло-сладкий напиток из глиняной чаши, смотрел на
подпирающую небо башню, на фиолетовое дрожанье костров, на молчаливых
людей возле них, и мне казалось, что время, как исполинская возвратная
волна, стягивает меня с берега сущего, настоящего туда, в мерцающие
глубины бывшего, что можно еще стать и дружинником князя Святослава, и
мстителем Евпатия, и успеть к дымящейся рассветной дубраве у Непрядвы,
чтобы увидеть, как два богатыря - один в лисьем малахае, с хищной улыбкой
насильника, другой - в черным смерчем развивающейся рубахе и с нательным
медным крестом - сшибутся, ударят друг друга копьями и оба падут с коней
мертвыми....
 
   Меня вернул из прошлого крик с вершины башни за пропастью.
 
   Жрец, до той минуты застывший как изваяние, поднялся, раскинул руки с
привязанными к ним перьями, двинулся по крутым ступеням к башне. Его
поддерживали колдуны. Все трое запели.
 
   Под их суровое однообразное пение костры гасли один за другим - их
накрывали толстыми циновками, и пламя мгновенно укрощалось. Погас костер и
за пропастью. Воцарилась тьма, лишь тлел огонек сигареты Розетти, но вот и
он исчез.
 
   Мы с Виктором сидели недалеко от мэра. Я воспользовался темнотой,
придвинулся к нему, спросил еле слышно:
 
   - Извините, о чем они поют?
 
   - Духов лунных заклинают. Пока не подымутся на самый верх башни, - дыша
мне в ухо, отвечал мэр. - Я вам буду переводить как сумею, а вы все
перескажете другим, попозднее.
 
   - Спасибо за доверие, - сказал я, нащупал его руку и потряс в знак
признательности.
 
   - Кто готовится в путь над бездной, в чьих рукахосиянная весть? -
спрашивал жрец речитативом, видимо, уже с вершины башни.
 
   - Властительница Лунного Огня, - отвечал молодой голос из-за пропасти.
 
   - Кто несет на крьглах знак преображенья богини бессмертной?
 
   - Хранительница Лунной Благодати.
 
   - Чьи волосы - струны света, ростки зеленых побегов, струи молодых
ручьев?
 
   - Властительницы Лунного Огня.
   - Чьи слезы - дождь, живительный и благодатный?
 
   - Хранительницы Лунной Благодати.
 
   - Кто линию смерти и жизни, зла и добра, света и тьмы прочерчивает на
камне Вселенной?
 
   - Властительница Лунного Огня...
   Всех вопросов и ответов запомнить было невозможно, тем более в переводе
на английский. Наконец, после некоторого молчания жрец прокричал с высоты
каким-то задушенным голосом:
 
   - Лети же, лети к нам, твоим ратникам, вещая дева света, Властительница
Лунного Огня!
 
   ...И я увидел, как над нами, во тьме, в той стороне, где другая башня,
явилась вдруг светящаяся человекоптица. Она медленно махала
фосфоресцирующими руками-крыльями, столь же медленно приближаясь к нашей
башне. Подобие сияющего хитона плескалось между крыльями, лицо мерцало
лунной белизной с голубыми ободьями вокруг глаз, а над головой она несла
тонкий серп молодой луны. Зачарованный, я хотел потеребить Виктора, этого
сурового реалиста, не верящего в чудеса, но его рядом не оказалось: должно
быть, передвинулся поближе к Стаматычу.
 
   Было тихо. Доносился глухой далекий шум реки со дна пропасти, над
которой парила Властительница Лунного Огня. Я сосчитал про себя до ста
пятидесяти, прежде чем загадочная летунья достигла башни и скрылась в ней.
 
   Тем временем в небесах над башней обозначился новолунный серпик,
точь-в-точь такой, какой несла она.
   Все племя лунных ратников запричитало, запело. После долгого песнопенья
разом вспыхнули костры, кроме единственного, за пропастью.
 
   Как только костры запылали, я начал переводить взгляд от башни к башне.
Я надеялся заприметить канат, по которому, опьяненная отваром гравейроса,
только что прошествовала Хранительница Лунной Благодати, но не увидел
ничего.
 
   Показался жрец, один, без колдунов. Он грузно спускался по ступеням. В
правой руке он держал длинный блестящий нож, в левой - обезглавленного
петуха.
   Жрец отвесил поясной поклон вождю, распорол петушиное брюшко, запустил
руку вовнутрь, вынул сердце и съел.
 
   Лунные ратники возликовали. Некоторые ударились в пляс. Застучали
барабаны. Стали раздавать варево из котлов.
 
   - Ну как, Виктор? - спросил я Голосеева, который и вправду передвинулся
к Стаматычу.
 
   - Во! - Он поднял большой палец. - Эти куй, замечу тебе, объедение. Я
своего уплел мигом, вместе с травой. Вот тебе и морская свинья. Жду теперь
добавки.
 
   И ни слова о полете призрачной птицы! Не характер - кремень.
 
   В голове у меня шумело. Я ощущал во всем теле необыкновенную легкость,
Казалось, поднимись я сейчас на башню, шагни в пропасть - и легко
воспаришь, едва взмахивая руками. Такое чувство бывает иногда во сне,
особенно в детстве, когда я зависал как жаворонок то над полем цветущего
клевера, то над глухими заводями Ельцовки, то над родной деревней.
Помнится, я отчетливо, до мельчайших подробностей, различал с высоты не
только грядки в огородах или пасущихся на косогоре коз, но по
необъяснимому свойству сонно - г о зрения, даже головки тыкв, похожие на
выводок цыплят, даже рыбешек, резвящихся на плесе, даже мышейполевок возле
прошлогодней скирды, даже начинавшие чернеть ягоды смородины у нашего
плетня. Позже, в Автоакадемии, я увидел фотографию во всю стену. С высоты
нескольких сотен километров спутник запечатлел старт планетолета "Иван
Ефремов" к Сатурну. На фото были хорошо различимы мельчайшие детали
степного пейзажа: красные чаши тюльпанов, змеи, греющиеся на камнях,
суслики возле своих норок - шагов за триста от стартовой площадки. Вот и
начали сбываться сны детства, подумалось тогда...
 
   - Приезжайте весной, - шепнул мне мэр. - Весною празднество ничуть не
скучней. - Тут он мечтательно посмотрел на луну и вздохнул. - Намного
веселей.
   Хотя бы потому, что на него допускаются и лунные ратницы.
Представляете; между башнями растягивают сеть, куда ловят первые лучи
новорожденного солнца.
 
   Розетти в самых изысканных выражениях поблагодарил вождя за
сверхневероятнейший, как он выразился, подарок - зрелище летящей Лунной
Девы и попросил в виде особой милости познакомить нас с ней. Если будет на
то добрая воля владыки лунных ратников, он, Розетти, готов прокатить ее в
своей колеснице, даже свозить в Ла-Пакуа, в прекрасный дансинг.
 
   - Я выслушал тебя, восседающий в колеснице, - отвечал вождь и бросил
взгляд на телохранителя с винчестером. - Желание твое невыполнимо.
Властительница Лунного Огня не открывает свой лик чужеземцам.
   Даже если чужеземец случайно ее увидит, узнает ее небесную тайну, ему
несдобровать. Он неукоснительно найдет смерть. На линии света и тьмы. В
ночь лунного затмения.
 
   - На линии света и тьмы... В ночь лунного затмения... - ошарашенно
повторил Розетти.
 
   И здесь в первый и в последний раз подал голос жрец:
 
   - Это так же невозможно, как одному из вас, восседающих в колесницах,
подарить верховному владыке лунных ратников, - поясной поклон в сторону
владыки, - свою колесницу. Вашей колеснице негде бегать среди наших скал,
в нашем лунном свете. Лунная Дева умрет в вашей тьме.
 
   Жрец величественно повернулся и вскоре скрылся в башне.
 
   Чтобы как-то сгладить неловкость, я спросил вождя, часто ли навещает
лунных ратников светозарная дева.
   Оказалось, это случается один раз в году. Да, лишь раз в году из башни
Смерти Луны переносит она лунный огонь в Лунную Колыбель. Этой ночью людей
по всей Земле подстерегают великие несчастья и беды, если они не принесут
жертву Властительнице Лунного Огня. Малые злоключения нависают над
смертными во все остальные новолуния и полнолуния. Злоключения можно
отвести разжиганием костров с добавлением в пламя лунника - сухой лунной
травы, барабанным боем, поеданием живого сердца жертвы. Так повелось
исстари, с тех самых пор, как лунные ратники прилетели на Землю. Это
произошло ровно 62 тысячи лун тому назад.
 
   Я призадумался: 62 тысячи лун - это около 5 тысячелетий! Вот в какие
непредставимые, догомеровские дали времен уходил обряд пришествия
Хранительницы Лунной Благодати.
 
   - Значит, в ночь прилета лунной синьориты надо обязательно отведать
сердце петушка? - спросил, улыбаясь, Виктор.
 
   - Надо съесть живое сердце, - тихо отвечал вождь, проведя по губам
тыльной стороной ладони. - Еще при моем деде дед моего жреца съедал не
петушиное сердце. Дед моего жреца.
 
   Мы замолчали. Я взглянул на часы. Было около полуночи. Луна поднималась
все выше, чуть высвечивая вечные снега вершин. Пора было возвращаться в
город.
   Вождь с телохранителями проводил нас к машинам.
   Здесь мэр передал вождю несколько ящиков с вином и провизией, топор и
двуручную пилу. Они быстро о чемто переговорили, затем обнялись. Старый
вождь заплакал.
 
   - Зачем он плачет? - спросил Розетти. - Это я, болван, причинил ему
горе. Будь я проклят со своим змеиным языком, черт меня дернул сболтнуть
насчет поездки в дансинг. Разрази меня гром с Везувия!
 
   Мэр сказал:
 
   - Он плачет, потому что Властительница Лунного Огня отняла у него
единственного внука. Три года тому назад он упал в пропасть. А за год до
этого погиб его сын. А ведь лунным ратникам предписано выбирать вождя
только из рода верховных владык. Вот старик и зовет меня к себе, предлагая
должность Держателя Лунного Пера, с тем чтобы после отлета его души я стал
вождем. А какой из меня вождь при врожденном пороке сердца и неукротимой
страсти к рулетке?
   Как выяснилось, вождь был его дядей.
   Я вытащил из багажника прозрачную коробку с точной копией "Перуна" - в
десятую часть натуральной величины, поставил у ног вождя, снял крышку и
объяснил, что это наш общий подарок владыке лунных ратников.
 
   Вождь заулыбался, потер в задумчивости лоб.
 
   - Прозорлив и многомудр мой великий жрец, - изрек наконец вождь. -
Большой колеснице негде бегать среди наших острых скал. А детенышу
колесницы бегать не надо. Пусть детеныш всегда стоит возле моего трона.
Рядом со священным камнем, упавшим с вершины небес. При прадеде моего деда.
 
   Он радовался, как дитя, этот глубокий старик.
   Но главная радость ждала его впереди.
 
   - О владыка, детеныш колесницы тоже умеет бегать. И даже лазить по
скалам. Надо только за ним присматривать. На этой доске - цветок с
четырьмя лепестками. - Я протянул вождю пульт дистанционного управления. -
Нажмешь верхний красный лепесток - детеныш бежит вперед, зеленый - назад,
оранжевый - влево, синий - направо. А в центре доски - глаз, он всегда
примечает, куда бежит детеныш. Скатится к ручью - видно ручей. Заберется
на холм - видишь его на холме.
 
   С помощью мэра вождь тут же позабавился маневрами нашей модели. Не
скрою: давно я не встречал таких довольных вождей.
 
   - Далеко ли может убежать детеныш колесницы? - спросил вождь.
 
   - Он может бежать без передыху одну луну. Но если доску днем держать на
солнце, детеныш никогда не устанет. Но доску лучше не ронять.
   - Я поручу охранять доску обоим моим колдунам, -торжественно
провозгласил вождь. - Колдуны будут держать ее на солнце от восхода до
заката. И никогда, пока я жив, не уронят. Благодарствую, восседающий в
колеснице. Никто из инородцев так не радовал сердце верховного владыки
лунных ратников, как ты.
   Какую награду хочешь ты увезти туда? - Он сделал жест в сторону,
противоположную сияющим под луною вершинам. - Туда, во тьму?
 
   Ко мне нагнулся Розетти и сбивчиво зашептал:
 
   - Грандиозный момент, синьор Таланов. Надо выклянчить хотя бы одно
блюдо, на которых подавали этих зажаренных тварей. Лично у меня блюдо было
золотое, я определил по весу, да и на зуб попробовал.
   Хотя бы одно, а? Чистейшее золото, клянусь -святым Януарием,
   И я вспомнил о гравейросе. Другого такого случая в жизни уже не
представится, подумалось мне. Эх, была не была...
 
   Вполголоса я растолковал мэру свою просьбу, но вместо ответа был
удостоен долгого тяжелого взгляда.
 
   - Если моя скромная просьба невыполнима, будем считать мне наградой ваш
взгляд, - сказал я, глядя прямо в глаза мэру. - Его-то я и увезу туда, во
тьму.
 
   Мэр попытался улыбнуться.
 
   - Некоторые награды можно и не успеть получить при жизни, - тихо
произнес он. - Во всяком случае, мой отец еще помнил времена, когда за
подобную просьбу чужака спокойно прикончили бы на месте.
 
   - В те замечательные времена не было ни таких колесниц, - я показал на
"Перуна", - ни их бегающих детенышей. Между прочим, один из детенышей
дожидается вас в Ла-Пакуа.
 
   Давно я не встречал столь счастливых племянников вождей.
 
   Владыка лунных ратников удалился с мэром, чтобы вскоре вернуться и
объявить, что награда будет мне вручена там, внизу, во тьме.
 
   А Розетти получил награду сразу. Иссиня-черный камень, прожженный
слезою Хранительницы Лунной Благодати, и пару живых куй в деревянной
клетке.
 
 




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1014 сек.