Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Джек ВЭНС - ПОСЛЕДНИЙ ЗАМОК

Скачать Джек ВЭНС - ПОСЛЕДНИЙ ЗАМОК

                                    3

     В первую очередь Ксантен направился в  жилище  Семьи  Эследанов,  где
занимал покои на восемнадцатом уровне. Четыре комнаты были  меблированы  в
стиле Пятой династии, названном так в  соответствии  с  эпохой  в  истории
Обитаемых Миров Альтаира, откуда человек вернулся на Землю.
     Араминта,  спутница  жизни  Ксантена,  благородная  леди   из   семьи
Онвейнов, отправилась куда-то по делам, что  вполне  устраивало  Ксантена.
Иначе она просто замучила бы его глупыми вопросами. Араминта не верила ему
ни на йоту, всегда и во всем подозревая любовные интриги.  Честно  говоря,
он уже подустал, да и она не пылала  к  нему  страстью  -  звание  супруги
Ксантена не способствовало ее успеху  в  обществе  в  той  мере,  как  она
рассчитывала. У Араминты была  дочь  от  прежнего  спутника,  и,  если  бы
появился ребенок, он был бы приписан  Ксантену,  после  чего  тот  лишался
права иметь еще детей.


     Численность населения в Хагедорне  строго  контролировалась.  Каждому
джентльмену и каждой леди разрешалось иметь только одного ребенка. Если же
это правило нарушалось,  то  ребенка  отдавали  кому-нибудь  из  бездетных
жителей, согласных принять его, или вверяли заботе Искупающих.


     Ксантен сбросил желтое одеяние, в котором был на Совете, и с  помощью
слуги-пейзана облачился в охотничьи брюки с кантом, черную куртку и черные
сапоги. В сумку он сложил оружие: спиронож и лучевой пистолет.
     Покидая свое жилище, он вызвал лифт и спустился на первый уровень,  в
ружейную. Раньше его встретил бы здесь мек-служитель,  теперь  же  Ксантен
был вынужден, сдерживая отвращение, сам зайти за прилавок и начать  рыться
в ящиках. Меки забрали с собой почти все: спортивные винтовки, пулестрелы,
энергоружья. Ему удалось разыскать  стальной  хлыст-пращу,  пару  запасных
батарей для пистолета и несколько зажигательный  гранат.  Кроме  того,  он
запасся мощным монокуляром.
     Вернувшись в лифту, он поднялся наверх, размышляя по дороге о тяжелых
временах,  которые  наступят,  когда  подъемник  выйдет  из   строя.   Но,
представив  в  какую  ярость   придут   традиционалисты   вроде   Беандри,
усмехнулся. Нет, настоящие события еще впереди!
     Выйдя из лифта на верхнем уровне, он пересек стенной парапет и  вошел
в радиорубку. Обычно здесь сидели три мека-оператора, соединенные шипами с
аппаратурой, и записывали  сообщения.  Но  сейчас  перед  аппаратом  стоял
только Робарт, лицо  которого  кривилось  от  презрения  к  столь  низкому
занятию.
     - Есть новости, - поинтересовался Ксантен.
     Робарт невесело усмехнулся:
     - Мой собеседник из другого замка справляется с этим  устройством  не
лучше меня. Периодически я слышу какой-то  шум  и  голоса.  Кажется,  меки
начали штурм Делоры.
     В рубку вошел Клагорн.
     - Верно ли я расслышал? Неужели замок Делоры пал?
     - Пока еще нет, но вряд  ли  долго  продержится.  Стены  его  -  одна
живописная видимость.
     - Ситуация чертовски трудная, - пробормотал Ксантен.  -  Не  понимаю,
как разумные существа могут быть так жестоки. Мы ничего о них не знали,  и
это после  столетий  совместной  жизни!  -  Тут  он  понял,  что  допустил
бестактность: Клагорн большую часть жизни посвятил изучению меков.
     - Ситуация не новая, - кротко  заметил  ученый.  -  Подобное  не  раз
случалось в истории человечества.
     Удивленный тем, что Клагорн, говоря  о  меках,  обратился  к  истории
людей, Ксантен спросил:
     - Но ведь вы раньше не наблюдали агрессивности в их поведении?
     - Нет, даже не подозревал этого.
     Клагорн чувствует себя уязвленным,  подумал  Ксантен,  но  его  можно
понять. Программа  Клагорна,  выдвинутая  им  на  выборах,  была  довольно
сложной, Ксантен мало что в ней разобрал, но одно было  ясно:  бунт  меков
выбил у него почву из-под ног, что вызвало злорадный смех Гарра, еще более
укрепляющегося в своих традиционалистических настроениях.
     - Та жизнь, что мы вели,  не  могла  длиться  вечно,  нечто  подобное
должно было случиться рано или поздно, - сухо заметил Клагорн.
     - Наверное, это так, - сказал Ксантен, желая  его  успокоить.  -  Что
теперь поделаешь. И, кто знает, может пейзаны уже задумали  отравить  нашу
пищу... Но я должен идти. - Он попрощался с Клагорном и Робартом и вышел.
     По узкой винтовой лестнице он  взобрался  наверх,  в  птичник.  Здесь
царил ужасающий беспорядок. Птицы проводили время в постоянных  ссорах,  а
развлекались они, в основном, игрой в  кворлы  -  разновидность  шахмат  с
неподвластной людскому уму логикой.
     В замке  Хагедорн  содержалось  около  сотни  птиц.  Прислуживали  им
многострадальные пейзаны, которых птицы всячески третировали. Существа они
были болтливые, невоспитанные и с  врожденной  тягой  ко  всему  яркому  и
безвкусному. Дисциплины не признавали вовсе.
     Ксантена встретил хор хриплых возгласов: "Кому-то захотелось  на  нас
прокатиться, вот еще морока! А почему бы двуногим не отрастить собственные
крылья? Друг, не доверяйся этим птицам. Они поднимутся повыше  и  заставят
тебя полетать самому!"
     - Тихо! - приказал Ксантен. - Мне нужна шестерка  быстрых  и  сильных
птиц для важного задания. Кто возьмется?
     - Он спрашивает, кто возьмется! Ах, роз, роз, роз! Да уж неделю никто
не разминался! Мы ему сейчас покажем "тихо"!
     - А ну, пошли! Ты, ты, вот ты с хитрым глазом, и ты, взъерошенный,  и
ты с зеленым гребнем. Всем к корзине!
     Выбранные птицы с ворчанием и стонами позволили пейзанам наполнить их
мешки питательным сиропом. Затем они, хлопая  крыльями,  собрались  вокруг
Ксантена, сидевшего внутри корзины на плетенном стуле.
     - Ваша задача -  добраться  к  ангарам  кораблей  в  Винцене.  Лететь
следует  безмолвно,  внизу  враг.  Мы  должны  выяснить,  не  угрожает  ли
опасность кораблям.
     Каждая из птиц ухватилась за прикрепленный к специальной раме канат и
резким толчком они взмыли в небо, переругиваясь, пока наконец не  вошли  в
ритм полета. После этого птицы притихли и летели молча, уносясь на  юг  со
скоростью пятидесяти миль в час.
     День клонился  к  вечеру.  Древняя  земля,  место  стольких  побед  и
поражений,  покрылась  длинными,  черными  тенями.  Глядя  вниз,   Ксантен
подумал,  что  хотя  предки  его  обосновались  здесь  семь  веков  назад,
прародина все еще кажется ему чужой.
     В этом не было ничего удивительного. После  войны  Звезд  Земля  была
покинута  людьми  на  три  тысячи  лет.  Здесь  оставалась  лишь   горстка
сумасшедших, переживших  катастрофу  и  давших  начало  полудиким  кочевым
Бродягам. Семь столетий тому назад несколько богатых  лордов  с  Альтаира,
отчасти из  политических  соображений,  но,  в  основном,  потакая  своему
капризу, решили вернуться на Землю. Так появились девять  резиденций,  где
жили   благородные   леди   и   джентльмены,   а   также    прислуга    из
специализированных андроморфов.
     Они пролетали над местностью, где какой-то любитель  истории  занялся
раскопками. С высоты полета была видна белокаменная площадь с  разрушенной
статуей в центре. Этот вид навел Ксантена на  размышления  о  вечном.  Ему
представилась  вновь  заселенная  Земля,  нивы,  вспаханные  и   засеянные
человеком, разбросанные и тут и там маленькие, уютные жилища.
     Но мысли его  вскоре  переключились  на  более  животрепещущее  -  на
восстание меков, разом оборвавшее привычную жизнь.
     Клагорн был сторонником той точки зрения, что никакое  сообщество  не
пребывает долгое время в неизменности. И чем  оно  сложнее  устроено,  тем
больше склонно к переменам.
     Семь веков искусственно поддерживаемой, вычурной и многослойной жизни
в замках следовало считать просто подарком судьбы. Если же  согласиться  с
тем, что перемены неизбежны, то  благородные  жители  должны  быть  готовы
взять процесс под  контроль.  Эта  теория  подверглась  яростным  нападкам
традиционалистов. Они обвиняли Клагорна в предвзятом толковании истории  и
в доказательство своей правоты приводили  те  же  семь  веков  стабильного
существования замков.  Вполне  достаточный  срок,  чтобы  считать  систему
жизнеспособной.
     Ксантен в разное  время  придерживался  то  одной,  то  другой  точки
зрения.  Вообще  его  не  слишком  волновали  научные  теории,   но   факт
принадлежности Гарра к традиционалистам делал сторонников  Клагорна  более
привлекательными в его глазах.
     Кроме того, время подтвердило правоту Клагорна. Пора перемен  пришла,
жестоко перевернув привычный ход вещей.
     Кое-что, правда,  оставалось  непонятным.  Почему  меки  выбрали  для
восстания именно это время? Условия их  жизни  оставались  неизменными  на
протяжении  пяти   веков,   и,   однако,   раньше   они   не   высказывали
неудовольствия. Точнее сказать, они не выказывали никаких чувств, и  никто
не интересовался, есть ли они у мехов, никто, кроме Клагорна.


     Птицы несколько изменили направление полета, обходя Валаратские горы,
где лежал в руинах огромный город, чье название кануло в лету.  Внизу  под
ними проплывала Люцерновая долина, некогда цветущая  и  плодородная.  Если
присмотреться, можно было различить очертания бывших полей и ферм.
     Впереди показались ангары. Там хранились в рабочем  состоянии  четыре
космических  корабля  -  общее  достояние  Хагедорна,   Джанейла,   Туанга
Утросветного и Маравала. Пользоваться ими еще не приходилось.
     Садилось солнце, оранжевые блики сверкали  на  металлических  стенах.
Ксантен приказал:
     - Опускайтесь вон там, за  деревьями.  Лететь  низко,  нас  никто  не
должен видеть.
     Птицы  плавно  заскользили  вниз,  вытянув   длинные   шеи.   Ксантен
приготовился к толчку - обычно птицы не утруждали  себя  мягкой  посадкой,
когда несли джентльмена. Если же они везли груз,  в  сохранности  которого
были заинтересованы, то земли касались с легкостью бабочки,  садящейся  на
цветок.
     Ксантен, умело славировав, сохранил  равновесие.  Не  удалось  птицам
полюбоваться катящимся кувырком джентльменом.
     - У вас есть еда,  -  сказал  он  им,  -  не  шумите,  не  ссорьтесь,
отдыхайте. Если я не вернусь  к  завтрашнему  вечеру,  летите  в  замок  и
скажите, что я убит.
     - Будь спокоен! - загалдели разом птицы. - Ждем, хоть целую вечность!
В случае опасности - дай знать. Ах, роз, роз, роз! - мы страшны в гневе!
     - Если бы так оно и было, - вздохнул Ксантен, - да все  знают,  вы  -
отъявленные трусы. Ладно, спасибо на добром  слове.  Самое  главное  -  не
поднимайте шума. Мне совсем  не  улыбается  быть  схваченным  из-за  вашей
болтовни.
     - Какая несправедливость! Мы всегда ведем себя тише воды, ниже травы!
     - Отлично!
     И Ксантен поспешил прочь, чтобы не слышать следующего залпа  уверений
в преданности.

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.096 сек.