Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Документальные

М.Максимов. - О Бруно Беттельгейме

Скачать М.Максимов. - О Бруно Беттельгейме

       * М. Максимов. Реанимация *

     Знание -- сила, 1989, 11, 70--77.

     То,  что  вам  предлагается  прочесть,  вызвано   письмом,
которое мне прислал читатель по поводу статьи "На грани -- и за
ней"  в мартовском номере "Знание -- сила" за прошлый год. Но о
самом письме -- позже, а сейчас я хотел бы условно разложить по
трем полочкам все другие отклики, полученные  мною  в  связи  с
этой статьей.
     На первой из них -- наиболее часто задаваемый вопрос: "Эта
стройная    система   уничтожения   личности   в   гитлеровских
концлагерях,  методика  превращения  человека   в   "идеального
заключенного",  была  ли  она  кем-то специально разработана, а
затем в готовом виде  воплощена  в  концлагерях?  Или  возникла
стихийно?"
     Напомню,  что  "идеальный  заключенный"  --  это существо,
лишенное личности, внутреннего содержания, души --  как  хочешь
это  называй.  Оно похоже на модель, управляемую по радио: один
человек переключает кнопки на пульте управления  --  и  тысячи,
миллионы заключенных мгновенно выполняют нужные движения.
     Во-первых,  должен  сразу заметить, что для Беттельгейма и
для нас гитлеровские  концлагеря  --  всего  лишь  фон,  пример
экстремальных  условий,  в  которые  может  попасть  человек. В
центре внимания -- сам человек, изучение особенностей его души,
психики. Конечно, гитлеровские концлагеря -- хороший объект для
такого исследования, поскольку в них был порядок:  когда  нужно
было  заключенного  повесить,  на  складе  всегда была веревка.
Поэтому система  четче  проступала  сквозь  мелкие,  незначимые
подробности  лагерной  жизни. Но концлагеря сами по себе должны
изучаться историком, специалистом по "лагероведению".  Так  что
вопрос относится скорее к этой науке.
     На второй полочке -- прямой перенос всего, о чем говорится
в книге, на нашу сегодняшнюю жизнь. Честно говоря, такой подход
читателей  к статье мне не по душе. У Беттельгейма речь идет об
экстремальных  условиях,--  те,  в  которых  мы  сейчас  живем,
уподоблять им было бы нечестно, пожалуй, даже кощунственно.
     И, наконец, на последней полочке -- самая важная для меня,
но, увы,  самая  малочисленная  реакция.  "Что  значит  для нас
сейчас открытая Беттельгеймом методика  уничтожения  личности?"
-- вот что интересует эту группу читателей.
     Лагеря  --  это уже история. А как бы интересна и важна ни
была для нас история, самое главное -- наше  настоящее  и  наше
будущее, настоящее наших детей. Можно восхищаться Беттельгеймом
и  другими оставшимися в живых узниками лагерей, которые смогли
защитить свою личность от разрушения.  Можно  --  и  это  очень
полезно  --  мысленно  одеть  себя  в полосатую пижаму узника и
посмотреть, на что ты способен: где, в чем  ты  будешь  черпать
силы  для  сопротивления  лагерю?  Все  это  очень  хорошо, но,
по-моему, от нас ускользает такой  простой  и  очевидный  факт:
если  бы  в  1945 году союзники не освободили концлагеря, то не
было бы ни одного выжившего. И когда я вижу человека,  который,
вооружившись Беттельгеймом, думает о том, что ему надо сделать,
чтобы  больше  никогда не было лагерей, я чувствую, что живу не
зря.
     Ведь это только на первый взгляд дело обстоит так:  строят
лагерь,  сгоняют  туда людей и начинают делать из них идеальных
заключенных. На самом же деле заключенных готовят на свободе и,
когда они уже достаточно созрели, строят вокруг них  лагерь.  И
Беттельгейм обращается к современному американскому обществу. В
методах   оболванивания   американцев,   в   промывании  мозгов
средствами массовой информации,  в  программировании  поведения
человека   он   находит  черты,  роднящие  их  с  концлагерными
методами. Конечно, мне очень  жаль  бедных  американцев,  но  я
прежде  всего  думаю  о нас с вами -- в частности; ради этого и
пытаюсь анализировать читательскую почту.
     И вот теперь,  после  этих  вводных  слов,  возвращаюсь  к
письму,  с  которого  начал.  На него нельзя не откликнуться --
молодой человек, только что отслуживший в армии,  прочитав  мою
статью,   увидел  ее  содержание  через  раны,  нанесенные  ему
казармой. Он призывает меня: расскажите про это, а если вам  не
хватает материала, я помогу. Но не мне надо писать про казарму,
потому  что  я  не  испытал ее на собственной шкуре. Я -- почти
тридцать лет -- научный работник. И расскажу о том, как вот уже
много десятилетий у нас с успехом  растят  ученых,  главная,  а
зачастую и единственная добродетель которых -- послушность.
     И  здесь  я вновь вынужден сделать одну очень существенную
оговорку.   Разумеется,   никак   нельзя   впрямую   переносить
выведенные   Беттельгеймом   закономерности,  справедливые  для
определенных условий, на иные, на них не  похожие.  Уж  если  я
осуждаю  за это читателей, то самому поступать подобным образом
было бы нелепо. Я вполне отдаю себе отчет в том, что  использую
лишь  некую модель заданного извне, несвободного поведения, что
проводимые аналогии частью неточны, а порой и несправедливы. Но
положение в нашей науке очень  задевает  меня  профессионально,
оно  представляется  мне  крайне ненормальным, даже опасным для
общественной  жизни  и  в  то  же  время  --   практически   не
исследуемым,  как  это  ни  парадоксально,  научными  методами.
Поэтому я и использую  ту  модель,  что  имею,--  за  неимением
лучшей.
     Мой  план таков: сначала -- методика разрушения творческой
личности,  по  многим  причинам   выработавшаяся   в   нынешней
советской  науке.  Затем  -- предлагаемый мной центр реанимации
ученых: кооперативный научно-исследовательский институт.  А  на
закуску  для  тех,  кто  решился  бы  вступить  на этот путь, я
покажу, что их там ждет.
     Итак,  статья,   которую   я   оптимистически   называю...
"Реанимация".





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1275 сек.