Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Документальные

Николай Васильевич Устрялов. - Политическая доктрина славянофильства - Проблема прогресса - Корреспонденция Николая Устрялова

Скачать Николай Васильевич Устрялов. - Политическая доктрина славянофильства - Проблема прогресса - Корреспонденция Николая Устрялова

      Записка Е.Е.Яшнова[99].[ 100]

     27 мая 1934 года.

     Я    уже    говорил   Вам,    что    основные   недостатки    и   Вашей
статьи[101], и почти всех евразийских[102] выступлений
по  поводу  ее  заключаются  в  оторванности  от  плоти  жизни;   тут  более
надуманности, чем подлинного ощущения действительности. Не  вскрыв настоящих
в  их психических  и физических глубинах причин современного кризиса, нельзя
говорить  и о путях исцеления. Вы  напоминаете  врача,  который, не поставив
диагноза, уверяет, что больной излечится смесью уже принимаемых им лекарств.
Конечно,  самая  постановка диагноза  в наших  условиях  неизбежно  окажется
субъективной. Но все  же тогда  получилась  бы логическая  схема:  я понимаю
болезнь так-то и предлагаю такое-то лечение. А в настоящем своем виде статья
меня не удовлетворяет.
     Я лично воспринимаю ситуацию так.  Белая раса (в силу  многих причин, о
которых мы отчасти говорили  ранее)  утрачивает  былую дисциплинированность,
расовую и национальную спайку и вступает в полосу социального распада. Массы
населения развинчиваются и вульгаризируются, заражая ядом разложения и часть
верхов.  Со  своими  техническими  достижениями   она  до  известно  степени
напоминает   французского  парикмахера,   выигравшего  пять   миллионов.  Он
отрывается  от  привычного  уклада,  ссорится с  женой,  ругает детей и,  не
научившись  как  следует управлять Ролл[с]-Ройсом,  давит  встречных в своем
бесцельном слоняньи  по  свету. -- Но  для  отдельного  парикмахера остается
надежда  в конце  концов  успокоиться, вернуться к  семье и  мирно закончить
жизнь. Но социальная, как и биологическая, эволюция наций и рас не обратима.
Вавилонские  башни  цивилизаций   не  способны  (доживать(  свой   век:  они
разрушаются всемирными социальными потопами.
     Вопрос  осложняется еще тем, что белое человечество не одно на земле, а
довольно остро противостоит цветным расам. На протяжении даже короткой нашей
жизни  мысль  о  желтой  опасности  стала  уже  не  галлюцинацией  отдельных
капризных умов, а реальной действительностью. И я не сомневаюсь, что процесс
распада европейской культуры будет значительно ускорен давлением извне.
     С такими  предпосылками в сознании я, естественно, скептически отношусь
к Вашим попыткам наметить будущее. Мало того, что Вы не определяете болезни,
Вы и в лечении ее целиком исходите из сегодняшнего  дня. Подумайте сами, что
бы при таком способе (синтеза( Вы могли предсказать лет двадцать  назад? Или
Вы  предполагаете,   что  предстоящее  двадцатилетие  будет   менее   богато
неожиданностями?  Наша  эпоха  революционна в  подлинном  смысле  слова. Она
гораздо  революционнее  самого  коммунизма. Рассчитывать на  эволюцию
идей теперь  не приходится.  В  частности,  нужно  никогда не забывать,  что
переживаемый нами экономический кризис (кризис капитализма, как его часто --
и на мой взгляд ошибочно -- называют) есть сравнительный пустяк; это -- лишь
деталь общего социального кризиса (или кризиса культуры).
     С  сожалением   вижу,   что   и   в   евразийстве  еще  слабо  ощущение
действительного трагизма нашего времени.
     (Фашизм и  коммунизм  движутся  единой  интуицией( -- эта  мысль близка
евразийству;    история    пойдет    по    этому     пути,    --    заявляет
Савицкий[103].
     Мне  тут, равно как  и в ряде других  мест,  приходится только пожимать
плечами.
     Но писать обо всех частностях долго.

     Е.Я[шнов].

     Письмо кн. Л.В.Голицыной [Н.В.Устрялову].

     Харбин, без даты (осень 1920 г. -- Н.У.).

     Хочется мне ответить уважаемому Николаю Васильевичу  Устрялову  словами
его  статьи: "Бойтесь, бойтесь  романтизма  в политике. Его блуждающие  огни
заводят  лишь   в   болото"[1].  Смотрите  трезвыми   глазами  на
действительность.
     Неужели идея  "большевистского рая"  ослепила  Вас настолько, что Вы не
видите того, что есть? Вы  не можете не  признать, что где только есть живые
русские  души, во всех уголках  нашей родины  эти души бродят  и волнуются и
никогда не смогут молчать и  признать большевизм. Если это здоровые, сильные
и смелые  мужчины, они возьмут оружие, --  это  и  свойственно  им. Если  не
воины, мирные граждане и женщины, и повторяю, русские души, они другим путем
найдут возможность  бороться. Кто бы они ни были, и каким бы слоям и партиям
они  ни принадлежали, сколько бы их  не  уговаривали, что другой путь,  путь
соглашения,  путь эволюции вернее, они все  же  будут вести активную борьбу;
есть  минуты в  жизни народов,  когда этого  не  может  не быть, и  реальная
политика,  реальный взгляд на  жизнь  заставляет  нас признать, что вновь  и
вновь отдельные группы, целые губернии и  области будут  восставать. Никогда
Вы не убедите в том, что большевики способны заставить всех  замолчать. Пока
у  власти захватчики и насильники,  русский народ  им не покорится, и потому
продолжение гражданской войны неизбежно.
     Вы  отлично знаете,  как  философ  и  мыслитель соловьевской школы, что
каждый   русский  православный  человек   в   корне   своем   противоположен
интернациональному  коммунизму,  следовательно,  и   теперешним  властителям
России.    Что    нет    злейшего    врага    большевизма    как    русского
крестьянина[1], потому что в нем сохранились устои национализма и
собственности. Вы  тоже скажете,  что это романтизм, но я отвечу,  что  есть
бесконечные факты,  несмотря  на  беспомощность,  на  безоружие, несмотря на
нелюбовь к активности  в мужике, крестьянские волнения не прекращаются, а  в
данное  время усиливаются;  они  перекатываются  от  края и до края, и  сила
сознания растет.  Вы пишете, что красная армия страшна врагу.  Этого сказать
нельзя: не может  быть сильна  армия  нищенской  голодной страны,  состоящая
большею частью из тех же крестьян. Временный успех в Польше,  армия  которой
никогда не  была на  войне,  еще вовсе не  доказательство могущества красной
армии.    Тем    более,    что    временные    успехи    теперь    сменились
неудачами[1].   Где  та  большевистская   сила,  которая   сможет
построить правильную государственную  и хозяйственную жизнь,  --  на  зыбком
фундаменте народного негодования?
     Грустно и больно, что  Вы тратите свое  прекрасное  дарование на ложную
проповедь соглашательства, толкаете  уставших, слабых и  неустойчивых идти в
большевизм, этим удлиняя только период гражданской войны.  То, что не успели
Деникин[1] и Колчак[1], еще  не  доказывает того,  что
активной вооруженной борьбы не должно существовать. Но жертвы их не случайны
и не напрасны. Все имеет свое значение, и  все  подвиги,  совершенные во имя
правды, дадут  плоды.  В их  время  толпа народная  была не с ними. В Сибири
крестьянство мобилизовалось насильно, оно большевизма не познало.
     Кроме  того,  грехи  приспешников  власти  насаждали большевизм,  вновь
русский народ погрешил в лице своей власти, и власть эта рухнула. У Деникина
картина была  та  же.  Теперь,  во времена невероятно  трудных  политических
перспектив и настроений, нужно ценить и развивать  в людях  одно: честность,
политическую честность! В  этом спасение родины и избавление от большевизма.
Всякий борющийся  с оружием или  без оружия,  внутри или  вне страны  против
большевизма, -- только тот достоин имени сына своей родины. Побольше честных
борцов, как Врангель[1], и скорее бы кончился позор нашей родины.
     Хаос есть, хаос будет, Вы не остановите его, пока народ себя не выявит,
а   Вы  помогите  ему  оружием,  словом  и  организацией.   Не  толкайте  не
разобравшихся в себе на путь соглашательства. Не может быть государственного
строительства на фундаменте  лжи,  обмана и отвращения  народного. Повторяю,
что  пока  живы русские души, гражданская война не прекратится,  а потому не
реальна  и Ваша идеология. Вы только мечтатель и  философ.  Бойтесь, бойтесь
романтизма в политике, его блуждающие огни приводят лишь в болото.
     Николаю Васильевичу
     от несогласной с ним, но глубоко его
     уважающей Л. Голицыной

     Прошу ответить (когда буду у Вас в субботу).






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0519 сек.