Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Документальные

Николай Васильевич Устрялов. - Политическая доктрина славянофильства - Проблема прогресса - Корреспонденция Николая Устрялова

Скачать Николай Васильевич Устрялов. - Политическая доктрина славянофильства - Проблема прогресса - Корреспонденция Николая Устрялова

      Письмо кн. Л.В.Голицыной [Н.В.Устрялову].

     Харбин, 26 августа 1922 г.

     Дорогой Николай Васильевич.

     Пишу   Вам  в   большом  волнении.   Вчера  Н.А.Ухтомский[1]
передавал  мне,  что Вы готовитесь выступить  в газетах в защиту той  партии
духовенства,  которая именуя  себя "живой Церковью"[1], захватила
церковную власть и объявила войну той Церкви, к которой все мы принадлежали,
и все наши предки. Я не буду  разбирать и  объяснять, почему считаю  слугами
сатаны тех,  кто поднялся  на истинную Церковь. Вряд  ли Вам  интересно  мое
мнение, если же  захотите, то я рада буду  говорить  с Вами,  но  при  одном
условии.
     Умоляю  Вас не  выступать в печати по этим  вопросам, не  переговоривши
предварительно с совершенно аполитичными представителями Церкви здесь.
     Вы слишком мало  знаете Православную Церковь, Вы живете не православной
жизнью и не церковной, Вы слишком мало прониклись теми страданиями,  которые
несут Ее лучшие представители в современной России.
     Отец Николай Вознесенский, к  которому вы хорошо относились, отец Федор
Стрелков,  мудрый  духовный  наставник,  это  люди, которые помогли  бы  Вам
разобраться. Я  не  называю Вам  имен слишком  горячих,  как  Сторожев,  или
политических, как Еп[ископ]  Нестор. Если  хотите,  я Вам устрою  свидания с
ними, Вам не будет неприятно, это люди мудрые, выдержанные, и они,  конечно,
согласятся побеседовать с Вами. Не удивляйтесь, что я пишу Вам, мне кажется,
наши отношения  в прошлом заставляют меня высказаться перед Вами. Ради всего
святого не обращайте данного  Вам Богом  дара  --  против Него. Помните Ваши
собственные слова: "Самое страшное впереди,  это когда они захотят  устроить
красную  церковь,  угодную  красной  власти".  Были грехи служителей  Церкви
прежде, но что это в сравнении с тем, что творится теперь!
     Еще раз очень прошу Вас, не касайтесь этих вопросов, а если  уж хотите,
то  постарайтесь  прежде  узнать на деле,  что есть  Православная Церковь, и
тогда Вам многое будет  ясно. Нельзя писать об этом легкомысленно. Вспомните
Флоренского[1], Трубецкого[1]. Пока  прощайте, надеюсь
Вы  поймете  мотивы,  заставившие  Вам  написать. Это только  доброе  к  Вам
чувство.
     Привет Наталии Сергеевне. Всего доброго.
     Кн. Л. Голицына.


     Письмо Н.В.Устрялова кн. Л.В.Голицыной.

     Лаошаогоу, 1 сентября 1922 г.

     Глубокоуважаемая княгиня!

     Из  Вашего  письма я еще  раз убедился, что Н.А.[1]  слишком
пристрастен к "псевдо-сенсациям" любого рода. Ибо я как раз говорил ему, что
решил воздержаться от напечатания статьи о Новой Церкви до  приезда в Харбин
и тщательного ознакомления с вопросом.
     Я  прекрасно  сознаю всю  щекотливость этой  темы  и  невозможность  ее
трактовать  сплеча,  сразу приходя  в  восторг  от  нового движения, как это
делает "Накануне"[1], или, напротив, наобум предавая его анафеме,
как это  делают  наши  заграничные  иерархи, болтающие о православии по всем
космополитическим отелям и скандально компрометирующие Православную Церковь,
пристегивая  ее  ко  всяким авантюрам разных пройдох, вроде  Меркулова,  или
умалишенных вроде  Дитерихса[1].  Именно духовная  близость моя к
покойному кн. Е.Н.Трубецкому, о  коем Вы упоминаете, заставляет меня со всею
серьезностью отнестись к данному предмету. С  нашей Церковью  неблагополучно
вот  уже 200  лет,  а  в  оздоровлении Церкви --  залог духовного  исцеления
России.    Конечно,   это    оздоровление   пойдет    из    Москвы    и   от
Троицы[1],  а  не из  Карловиц[1]  и  не  из океанских
пароходов, на которых разъезжают беженские архиереи по беженским императорам
и генералам.
     Но, с другой стороны, и "Новая Церковь" Антонина[1] для меня
еще проблема, которая таит в себе много неясного и  даже мучительно-жуткого.
Я и  сейчас  считаю, что "красная  церковь"  есть  не только "противоречие в
себе", но и страшная фальшь с печатью Антихриста. Но,  по-видимому, нынешнее
Церковное  Управление  в  Москве  отнюдь не воодушевлено  атеистическим  или
"красным" пылом. Во  всяком случае, об этом нужно еще подумать, в это  нужно
всмотреться.  И я  буду  Вам очень  благодарен, если Вы  окажете  содействие
встрече  моей с  представителями  харбинского  духовенства --  хотя  бы даже
наиболее  чуждыми идеям церковной  реформы.  До того времени я не напишу  по
этому вопросу ни строчки.
     Ваш Н. Устрялов.


     Письмо С.В.Дмитриевского [Н.В.Устрялову].

     Стокгольм, 16 сентября 1932 г.

     Многоуважаемый Николай Васильевич.

     Мне очень хотелось бы  --  хотя и заочно  -- с  Вами  познакомиться.  Я
надеюсь,  что  Вы  не  в претензии  на  меня  на  мою -- весьма, признаться,
заостренную -- статью в (Утверждениях([104]. Статья эта  написана
была  9 месяцев назад. С тех пор много  воды  утекло, многое изменилось -- в
частности, и во мне.  Сейчас мне  кажется,  что и на  этот раз Вы  во многом
оказались правы -- хотя, все-таки, думается, не  во  всем. Что до меня, то я
как  будто  заканчиваю  цикл  своего внутреннего  (свободного( развития, идя
герценовским[105]  путем:  начал  с крика  радости  при  переходе
границы,  кончил  духовным  возвращением  на  родину.  Но,  конечно,  это не
возвращение  в  смысле  Каноссы[106]  какой-либо,  наоборот:  чем
ближе, сродственнее я начинаю ощущать  себя живой родине, тем больший
протест вызывает у меня картина ее нынешнего бытия. Но, с  другой стороны, и
лекарства и  лекарей я ищу теперь  не  у  постели умирающего  старого
Запада, но в том  новом, что  родила наша революция и из того, что дает наша
--  русская -- история. Из этого, собственно, я начал уже исходить со своего
(Сталина([107]  -- но не столь  ясно и не  столь несвязанно,  как
сейчас.    С    этой    точки   зрения   для   меня   и    мои    (Советские
портреты([108] --  (пройденный  этап(.  Сейчас  у меня  закончена
новая    небольшая   книжка:   (Программа    национальной   социалистической
государственности(. Но не знаю, найду ли издателя для нее. Вообще, мне легко
находить издателя, так как мои книги  идут --  но не для программной книжки.
Меня   связали   последнее   время   с  легитимизмом.   Это   абсурд.  Самим
младороссам[109]  я  не  раз  подчеркивал,  в  чем  и  почему  мы
расходимся. (Цезаризм( не  есть легитимизм. (Цезаризм( -- не придавая, как и
я,    значения   форме   (монархия    или   республика)    --   принимал   и
Чернышевский[110]  (см.  его  (Дневник(  [18]48  и [18]50  гг.  в
(Литературном Наследстве(). И я твердо верю, что  к этому идет. Я буду очень
рад, если Вы отзоветесь на это письмо. Я был -- а сейчас особенно  одинок. В
эмиграции я чужой, с  иностранцами только  по  делам общаюсь, да  и  то  все
меньше. (Невозвращенцы(... с ними  у  меня  ничего общего  нет. Это уж сфера
Беседовского[111] и  пр[очих].  Все  мои  идейные  интересы лежат
исключительно по ту сторону  границы. Все привязанности -- и все надежды.  А
сейчас  нелегко.  Помимо  прочего --  здорово припирает  материальная жизнь.
Итак,  надеюсь,  что на  письмо  ответите  --  и тогда позволю себе написать
подробнее.
     Искренно уважающий Вас
     С.Дмитриевский.


     Письмо Н.В.Устрялова С.В.Дмитриевскому.

     Харбин, 5 октября 1932 г.

     Многоуважаемый С.В.

     Спасибо за письмо. Отрадно, что,  -- насколько можно из него понять, --
Вы  освобождаетесь  от  увлечения  зарубежным  призрачным   активизмом.  Мне
кажется,  --  простите за  искреннее  суждение,  -- увлечение это  досадно и
вредило Вашим выступлениям последнего времени. Без призывов к активности они
были бы гораздо актуальнее и без ударных эффектов куда эффективнее. Особенно
же, признаться,  неожиданным показалось мне заявление  Ваше в Праге о  (двух
легальностях(,  -- советской и  легитимно-монархической, --  и о предстоящем
якобы   нашей   стране   благотворном   переходе   от   первой   ко   второй
((Мл[адоросская] Искра( от  1  марта с[его] г[ода]).  Если Вы  теперь прочно
преодолеваете  эту  (стадию иллюзии(,  -- остается  лишь  Вас  поздравить  и
пожелать решительного, открытого заявления Вашего на этот счет, дабы не было
недоразумений и недоговоренностей.
     Не  беда,   если,   в  результате,  Вашим  именем  перестанет  козырять
младоросская   элита.   Право,   ее    козыри    малого   стоят,    как    и
кирилловские[112]  производства в  чины.  Правда, одиночество  --
вещь не слишком и не всегда приятная;  но в  наличных условиях оно -- скорее
сила, чем слабость. Что  касается меня, то я уже давно в нем упражняюсь... и
предпочитаю его сомнительному обществу.
     Допустим, старик Макиавелли[113] прав: (безоружный пророк не
торжествует(. Но вопрос -- и Вы сами это справедливо отмечаете -- в (лекарях
и лекарствах(. Что есть (оружие(?... Надеюсь,  Вы скоро придете, если уже не
пришли,  к   заключению,   что   всякую  мысль  о  зарубежных   политических
организациях и партиях нужно  бросить.  Рассчитывающий на них,
-- опять из Макиавелли, -- (строит на грязи(.
     Наблюдая   вблизи   харбинскую  эмигрантскую   молодежь,  я   не   имел
непосредственных впечатлений от европейской, -- и лишь посильно  слежу за ее
литературой (не сказать, чтобы  слишком обнадеживающей).  Был  бы Вам  очень
благодарен  за описание ее  живого, конкретного облика,  как он рисуется при
соприкосновении    с    ней.    Что    до    ее    организации,    то
Милюков[114],  думается, прав, говоря о младоросском (маскараде(.
По  крайней мере, ([Младоросская ]Искра(  --  клонится неудержимо в  сторону
самой банальной, самой скучной старосветской реакции.  Недаром она братается
уже  и с  Марковым Вторым[115]. А  эти  титулы! И  стиль  старого
(Инвалида(  и  офиц[иального] отдела  (Нового Времени([116]!  При
таком  фоне,  их  (гитлеровщина[117](  неизбежно обертывается  --
зубатовщиной[118].
     И до чего натянуты и  недиалектичны всякие аналогии между этой средой и
(женевским( Лениным[119].  Странно, как могли  Вы  впасть в такую
аберрацию. Все -- другое: и там, и здесь. Не течет река обратно.
     Если  Вы  окончательно  усваиваете  (цезаристскую(  установку  (в коей,
кстати  сказать,  старался  некогда   лечить  меня  Бухарин[120]:
(Цезаризм под  маской революции([121]), -- вероятно, Вам придется
пересмотреть всерьез  и позиции Ваши в проблемах  внешней политики и обороны
страны (ныне даже и Милюков вслед за Троцким[122] ухватывается за
(клемансистский[123]   тезис(),    да   и    общую    тактическую
инструментовку выступлений. Словом, -- с  интересом буду ждать  манифестации
того (духовного возвращения на родину(, о котором Вы пишете.
     Как ни  плохо  способны письма заменить личную  беседу,  -- рад  нашему
заочному знакомству.

     С искренним приветом
     Н.Устрялов.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.234 сек.