Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Документальные

Николай Васильевич Устрялов. - Политическая доктрина славянофильства - Проблема прогресса - Корреспонденция Николая Устрялова

Скачать Николай Васильевич Устрялов. - Политическая доктрина славянофильства - Проблема прогресса - Корреспонденция Николая Устрялова

      Из письма Ю.Н.Потехина[187] Н.В.Устрялову. 1 сентября 1921г.

     В  результате,  на днях в Праге выходит сборник: "Смена  вех". Название
вызывающее,  содержание  тоже.  <...> (Если  Вам  надо  будет  снабдить  мое
появление в газете ("Новости Жизни" -- РЕД.) пояснениями о моей личности, то
вот краткие  сведения:  кадет, председатель  фракции кадетской 1-ой районной
думы Москвы, член Московского комитета  от  Сретенского района,  член Совета
Московских Совещаний Общественных Деятелей, член Национального Центра,  член
Главного  Комитета  Всероссийского  Земского  Союза  в  Москве и  Временного
Главного Комитета в Ростове.  Товарищ Министра Торговли и Промышленности при
Деникине).

     Из письма Ю.В.Ключникова Н.В.Устрялову. Париж. 8 ноября 1921г.

     За сборником  появился  еженедельник  "Смена  Вех". К  первому  его  No
подоспела  Ваша  статья "Фрагменты", а в  третьем пойдет Ваш ответ Струве из
"Новостей Жизни".

     Из письма Ю.В.Ключникова Н.В.Устрялову. 1921г.

     Одно  издательство  берет  издать мою книгу  на  английском  и немецком
языках, но когда-то еще от этого получится что-нибудь. Книгу все читавшие ее
находят  исключительно  интересной и  исключительного  значения.  С  русским
изданием на  западе я не  тороплюсь и потому был бы очень непрочь издать его
на востоке,  особенно  ввиду  курса. Получили-ли  Вы  мое письмо, в  которое
вложена программа этой книги и... все та же просьба устроить  ее издание (за
700-900 иен).

     Из письма Ю.Н.Потехина Н.В.Устрялову. 5 декабря 1921г.

     Здесь в Австрии издательское  дело исключительно дешево, так  как крона
стоит  страшно   низко;  во  всяком  случае  стоимость  издательства   здесь
несравнима даже  с Чехией и  Германией.  Поэтому, мы с Юрием  Вениаминовичем
решили всякие дальнейшие книги печатать в Вене, куда я  на этих  днях и еду,
чтобы сдать в набор книгу Юрия Вениаминовича.

     Из письма Ю.Н.Потехина Н.В.Устрялову. Альтмюнстер. 22 декабря 1921г.

     Все это время  был  жестоко  занят;...в третьих -- работали  по изданию
книги Ключникова "Перед всемирной революцией", для чего специально съездил в
Вену, где она сейчас набирается и откуда  только позавчера вернулся... <...>
В душе, как  Вы можете видеть из моих статей в "Смене  Вех"  неокоммунизм не
менее близок моему  миросозерцанию. Я думаю, что  "великодержавие" в  старом
смысле  окончательно  кончено не  только  для  России,  но и для всего мира.
Великодержавие новое  тесно связано  с интернационализмом и  именно  поэтому
Россия -- может и станет снова Державой; великой же она осталась.
     Книга Ключникова берет всю  эту  проблему так глубоко и полно, освещает
так ярко и оригинально, что,  несмотря на  некоторую сухость и теоретичность
первой части  ее -- я думаю она будет известна  далеко  за пределами русской
читающей публики. Ее переведут и на  немецкий, о чем я буду уже теперь вести
переговоры.
     Хорошо   бы   если  бы   к  моменту  окончания  печатания  книги   Юрия
Вениаминовича,  я бы  уже  получил рукопись  от Вас, если только  Вы  решили
последовать моему совету.

     Из письма NN (Ф.Ф.Кубка -- РЕД.) Н.В.Устрялову. Прага. 16 января 1922г.

     Смена  Вех  вредит  Вашей  идеологии.  Не понимаю,  какой смысл  в этом
упорном стремлении подмазаться  к коммунизму, напр. у Когана. Разве  это  не
Каносса? И... разве не окажетесь Вы опять  одиноким, когда выявится истинное
лицо этих примиренцев?...

     Из письма Н.В.Устрялова Ю.Н.Потехину. Харбин. 14 февраля 1922г.

     Дорогой Юрий Николаевич.

     ...И Вы стали большевиком! Да  еще  "неокоммунистом"!!! А  я думал, что
Вас-то,  по  крайней  мере,  минет  этот  революционный  романтизм, если  уж
Ключников в нем захлебывается. Увы, -- нет!
     Впрочем, не в нем днло.  Хотя  я  отнюдь  им  не заражен  и  радикально
расхожусь  с  Вами  в  диагнозе  степени  революционности   мира,  но
принципиально против  Вашей концепции я не имею надобности  возражать:  если
окажется  по   Вашему,  --  что  же,   дай   Бог!  Ни  против   своего  рода
интернационализма, ни  против  коммунизма, ни  тем  более  против  всемирной
революции я  решительно  ничего не  имею, и только считаю, что Вы неимоверно
переоцениваете шансы реального пришествия всех этих недурных (хотя, впрочем,
и не слишком хороших) "вещей". Видно, уж Запад с его "мещанством" так влияет
на  психику  русских людей,  что они  начинают  путать времена  и  сроки.  И
прецедент Герцена -- лучшее Вам оправдание!...
     Огорчает  меня не  Ваша идеология,  а Ваша тактика  в "Смене  Вех".  Вы
глубоко   правы,   когда,   будучи  "неокоммунистом",   читаете   лекцию   в
национал-большевистском духе.  Но в этом же духе Вы должны писать  и статьи!
Мы должны  парализовать эмиграцию  и  примирить  интеллигенцию  с  советскою
властью. Ergo[188],  мы должны  искать  общий  язык  не  только с
советскою властью,  но  и  с небольшевистскою интеллигенцией. Между тем  Ваш
журнал рискует совершенно потерять самостоятельную физиономию и превратиться
во второе издание Иорданских и  прочих неинтересных излагателей большевизма.
Не было ни одной статьи, разграничивающей сменовеховцев от большевиков со
всею  ясностью.  Между тем  это  необходимо и вполне возможно, не  теряя
большевистских  симпатий:  пример  со   мною  налицо.   Нам  нужно  уловлять
интеллигентские души, а Вы их отталкиваете явным "большевичничаньем"... Ради
Бога будьте  тактически  осторожны,  иначе мы пропадем, как ценное  явление,
растворившись в вываренных  большевиках. В эмиграции (да и в интеллигентской
России)  нас  будут слушать только тогда, если  мы станем на  патриотическую
(хотя  бы и  не великодержавную) и некоммунистическую  точку зрения и
будем себя  вести  независимо  (хотя бы и вполне  лояльно)  по  отношению  к
большевикам. Нужно быть реальными политиками.

     Открытка Ю.В.Ключникова Н.В.Устрялову. Генуя, 17 апреля 1922г.

     Дорогой Николай Васильевич!

     Не писал вечность,  потому  что разрывался  на  части и, по обыкновению
собирался  написать Вам  "большое  письмо".  --  События  идут с необычайной
быстротой.  Теперь  я в  Генуе,  в  качестве  юридического эксперта  русской
делегации. Первое  практическое применение сменовеховства.  На  днях выходит
моя книга "На великом историческом  перепутьи" -- на русском языке. Посвятил
ее  Вам. С нетерпением жду момента, когда увидимся. Пишите  для  "Накануне".
Советов не даю, но нужно идти вперед, чтобы не быть в противоречии  с
настоятельными требованиями истории.

     Из  письма Н.В.Устрялова А.В.Бобрищеву-Пушкину[189]. Харбин.
25 апреля 1922г.

     Я  знаю по  собственному  опыту,  что  национал-большевистская  позиция
отнюдь не  вызывает открытого недовольства большевиков. Мне  довольно  часто
здесь приходится иметь с ними дело, и в сфере практической политики (Япония,
Меркулов, зеленые) мы работаем рука об руку, хотя они прекрасно знают, что я
-- "не их" и что  они не могут мною  располагать, как  "приспособившимся" до
бесконечности. Мы нужны друг другу -- вот и все.

     Из  письма А.Ф.Бонч-Осмоловского[190] Н.В.Устрялову. Чита. 2
мая 1922г.

     Матвеев (председатель  правительства Приамурской  республики  --  РЕД.)
говорил, что в Москве беседовал с Лениным  о  новом направлении эмигрантской
мысли. На  него  произвело  впечатление, что  Ленин  очень  следит  за  этим
движением, выделяет среди других примиренцев Вас и, повидимому, знает Вас не
только по "Смене Вех", но и по "Новостям Жизни".

     Из  письма А.В.Бобрищева-Пушкина  Н.В.Устрялову. Монте-Карло.  10  июня
1922г.

     Даже можно возлагать большие национальные  надежды  на  Россию, которая
будет  оправляться,  когда Европа  будет  разгораться.  Но  под  непременным
условием:  Россия  должна  стоять во главе  идущих  на штурм гнилой западной
"культуры" народных  масс,  а  не  быть в  обреченном  на  гибель  лагере их
поработителей. <...>
     <...>  Антитеза между  Богом  и коммунистической  революцией  как будто
непонятна:  можно верить и в Бога, и в нее. Но если взять православие, каким
оно было тысячу лет на Руси, каким входило в триединую  формулу "православие
--  самодержавие  --  народность"  и  привело к  "срему"  србора  Антония  с
возглашением Помазанника Божия, то религиозная  романтика православия так же
противоположна коммунизму,  как католическая  реакция,  в сочувствии которой
Вас  так  недобросовестно  упрекал  Мирский.  Но  в  Бога  верили  и  многие
энциклопедисты, и Гюго,  и Толстой  -- противники католицизма и православия.
Возьмите  догматическое богословие,  критика которого написана  Вольтером  и
Толстым.  Далекие от  земли догматы нетленного зачатия, первородного  греха,
Троицы  неизбежно приведут Вас к реакционной идеологии, как и мораль Христа,
ибо непротивление  злу и смирение и ожидание награды в раю за скорбь на этом
свете  явно противоречат революционным добродетелям, возмущению, отстаиванию
своих  прав и захвату  чужих,  эросу власти,  о котором Вы  пишете.  Поэтому
первая же великая  революция, уже в  лице  подготовлявших ее идею философов,
совершенно видоизменила религиозную  идею, разбив догматы,  поставив  вместо
католичества  деизм,  признававшийся  и Вольтером, и Робеспьером, и Гюго,  и
Жюлем  Фавром.  Керенский  и  Ленин не  упомянут  о  Боге  в  своих речах, в
противоположность  этим вождям  французской  свободы. Мы  же  можем, как эти
вожди,  подъять даже  религиозную  романтику,  учитывая, однако,  изменения,
внесенные в религиозную  идею не только первой, но и второю революцией. Моей
темы сейчас не касается, останется-ли тогда что-либо от православия...
     <...> Вера, но  не  православие. Твердая власть,  но  не  самодержавие.
Народность, но не противополагающаяся другим  народностям,  а сливающаяся  с
ними, их ведущая.  Христос Блока впереди красноармейцев с кровавым флагом --
единственный  Христос,  в  которого  может поверить  еще новая  Русь, если в
какого-нибудь    Христа   поверит.   Романтика   ее,   эрос   власти   будут
революционными.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0456 сек.