Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Документальные

Николай Васильевич Устрялов. - Политическая доктрина славянофильства - Проблема прогресса - Корреспонденция Николая Устрялова

Скачать Николай Васильевич Устрялов. - Политическая доктрина славянофильства - Проблема прогресса - Корреспонденция Николая Устрялова

      Из дневника Н.В.Устрялова. 28 июля 1922г.

     Прочел книжку Ключникова  "На великом историческом перепутьи". Хотя она
и посвящена мне, но всю ее концепцию я ощущаю, как нечто глубоко мне чуждое,
несоизмеримо  далекое.  Больше  того: книга  эта  просто  представляется мне
неудачной, неинтересной. Основная схема ее, до уродливости  искусственная  и
натянутая, в то же время  идейно убога. "Мораль, право, политика --  мировой
консерватизм, мировой либерализм, мировая революция -- Германия  Вильгельма,
Америка Вильсона, Россия  Ленина". Философские рассуждения о морали, праве и
политике совершенно  кустарны, -- даже трудно поверить, что  они принадлежат
человеку,  прошедшему  философскую школу. Нигде не дано научного определения
морали, термин  этот берется в обывательском, да и то  каком-то  извращенном
смысле. Полный  произвол царит в  операции сочетания  Морали  с Вильгельмом,
Права  с Вильсоном (это еще  немножко лучше) и Политики с  Лениным. Отмечать
отдельные натянутости -- значило бы перебрать чуть-ли не все страницы книги.
     Две  главы, посвященные  "России  и  Ленину", помимо  общих возражений,
вызывают  и  специальные.  Особенно  поверхностен  и,  признаться  неприятен
"очерк" истории русских царей на трех страничках, отдающей уже вовсе бешеным
тоном    демагогических    макулатурных   брошюрок.    Выдержан    банальный
интеллигентский стиль в очерке истории русской общественной  мысли, при  чем
миросозерцание   К.Леонтьева  названо  "махровым  обскурантизмом".  Недурна,
правда,  характеристика Ленина  ("Ленин  равняется  Марксу, помноженному  на
Бакунина, плюс Пестель"), но она затем превращена в безоговорочный панегирик
и  абсолютную  апологию  большевизма  в  его теории и  практике.  Тем  самым
"сменовехизм" превращается  в  определенное идейное "обращение",  совершенно
утрачивает  самостоятельный  облик,  становится  простым   эхом  коммунизма.
Печальная картина!...
     Эта книжка,  не скрою, приводит  меня в  настроение  ультра-минорное. И
вчера,  и  вот  сегодня  положительно  ощущается камень на  душе. Словно сам
написал эту злосчастную книжку!...
     Можно  ли   молчать  дальше  и  делать  вид,  что  все  благополучно  в
сменовеховском  королевстве?  Не  следует-ли открыто  высказаться  по поводу
идеологической   пропасти,    нас   разделяющей?   Наиболее   чуткие    люди
противоположного берега (напр. Струве) ведь уже явственно ее почувствовали и
отметили.   Целесообразно-ли   замалчивать   ее   и  не   падет   ли   тогда
ответственность за ключниковские  откровения на весь сменовехизм и на  меня,
как тоже ведь сменовеховца?...
     С  другой  стороны  так  не  хочется  демонстрировать наши разногласия,
которые вовне не замедлят представить, как  "раскол"... Но ведь если я готов
"примириться"  с  самими  большевиками,  то  с  их  поздними  друзьями  типа
Ключникова -- тем более!
     Если бы Потехин сдержал слово и мой сборник  был  напечатан, --  вопрос
решился бы сам собою. Но об этом ни слуху, ни духу. Что же делать?...


     Из  письма   Н.В.Устрялова  С.С.Лукьянову[191].  19  октября
1922г.

     А в  повседневной практической политике "наши пути сходятся", и я здесь
на  Дальнем   Востоке,  не   скрывая,  поддерживаю  контакт   с   советскими
представителями и давно уже вошел в советское подданство...

     Из письма Н.В.Устрялова А.В.Бобрищеву-Пушкину. Харбин. 25 января 1923г.

     Стиль наших  прошлогодних  антиэмигранских  выступлений уже устарел  --
эмиграция   фактически   "доканана",  мы   в  этом  победили,   нужно
повертываться  лицом  к России  и уже брать лупу: каково там  --  во всем, в
мелочах?

     Из письма Ю.Н.Потехина Н.В.Устрялову. Москва. 23 февраля 1923г.

     К  сожалению  издать Ваши  статьи  мне не  удалось  --  последовательно
отказали  Ладыжников,  О.Кирхнер и "Москва", о  чем я Вам и  писал  из Риги.
Причиной  отказа  послужил  полный  неуспех издания "Великого  Исторического
Перепутья" -- Ю.В.Ключникова.

     Из  письма  кн.  Н.А.Ухтомского[192]  Н.В.Устрялову. Берлин,
конец марта 1923г.

     Вообще "Накануне" понимает Вас меньше чем кто-либо. Ясности ради Вам бы
следовало  дать статью, вскрывающую ничтожность Вас разделяющих разногласий.
Поверьте, что дело тут больше тона  чем существа; тона, циничного  у  Дюшена
(один из редакторов газеты "Накануне" -- РЕД.) и чуть патетического у Вас.

     Из письма Н.В.Устрялова Ю.Н.Потехину. Харбин. 3 апреля 1923г.

     "Накануне"  идеологически  абсолютно  неинтересный  и  безкрылый орган.
Весьма слабовато и ключниковское "Перепутье".

     Из письма Ю.Н.Потехина Н.В.Устрялову. Москва. 7 мая 1923г.

     Удивительное явление: все что соприкасается с коммунистами обнаруживает
гниение,  распад,  разложение -- так с меньшевиками,  с эсерами, так было  с
командным  составом армии,  так и теперь происходит со  всякого рода "живыми
церквами"... тоже случилось и со "сменовеховством".

     Из письма Ю.Н.Потехина Н.В.Устрялову. Май 1923г.

     Русский   капитал  ,   за  отсутствием  такового,  отпадает.   Остается
иностранный, которы пойдет (в  СССР -- РЕД.)  лишь при наличии  политических
гарантий, для  наблюдения за  которыми  ему нужны  русские  контролеры  типа
Милюкова, Зензинова или Врангеля,  а  это  означало бы неизбежную ликвидацию
достижений революции,  главное  содержание  которых  --  создание совершенно
нового человеческого материала. <...>
     <...> Поверьте, "сменовеховство", как  самостоятельная "фирма" умерло и
имейте (не теперь, а через некоторое время) мужество сказать: если бы Р.К.П.
раскололось  на левых  и  правых, я пошел бы  в  ряды  правых коммунистов, с
полной искренностью тактики и честностью убеждений.

     Из письма кн. Н.А.Ухтомского Н.В.Устрялову. Берлин, 15 июня 1923г.

     Но  особенно  всем  здесь  (в  редакции  газеты  "Накануне"  --  РЕД.),
повторяю, ненавистен Дюшен,  щеголяющий вновь заведенными  золотыми  часами,
ухитряющийся  совмещать   демагогические   выпады   по  одним  вопросам,   и
трогательное  смирение  по другим. Он  состоит на службе  и получает большие
деньги   в  американской  организации   "YMCA"  и   настаивал  на   изгнании
Василевского -- Не буквы (журналистский псевдоним -- РЕД.) из газеты  за его
полемическую  и вполне  уместную статью  (в связи с  сожжением  "Леона Дрея"
Юшкевича американцами, Василевский их обстрелял и чуть не поплатился).

     Из письма Н.В.Устрялова Ю.Н.Потехину. Харбин. 8 сентября 1923г.

     Все-таки  не  следует   забывать,  что  революция   есть  прежде  всего
великое  несчастье,  а  социалистическое правительство  в  России  --
правительство немножко (или даже  достаточно) помешанных. Подчас  приходится
faire bonne mine[193]...

     Из письма Н.Г.Смирнова[194] Н.В.Устрялову.  Москва, 5 января
1924г.

     Дорогой Устр,...
     <...>  Фридберг в Калуге,  женат, имеет  сына, был председателем
Школьного  Совета  Шалаевской  гимназии, но устранен и теперь выступает  как
юрист. Сер, революции не раскусил, хотя  и от религии отошел. Как  и Кугель,
ругает евреев.  Скажи  при  нем хорошее слово  о революции -- спрашивает  --
сколько заплачено. Ругает и тебя, и Ключникова, и всех  остальных. Ничего из
него не выйдет, очень умен.

     Из  письма И.Г.Лежнева[195]  Н.В.Устрялову.  Москва. 21  мая
1924г.

     Разве на Западе насаждал кто-нибудь цивилизацию дубиной, как это
делал  Петр? Какой-же  Петр "западное начало"? Это -- цивилизующийся варвар.
Или Горький,  клянущий  наш  звериный  быт  и воспевающий  Запад.  Ведь,  по
азиатски клянет и по азиатски неумеренно воспевает.

     Из письма Н.В.Устрялова И.Г.Лежневу. 10 июля 1924г.

     Весною я совершил поездку по Корее: очень много интересных впечатлений.
Повсюду сильнейшая ненависть к  Японии и стихийное руссофильство красного
оттенка. Приятно  было чувствовать себя советским  гражданином  (хотя  и
2-го сорта: ну, да это наши внутренние дела).





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0494 сек.