Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Документальные

Николай Васильевич Устрялов. - Политическая доктрина славянофильства - Проблема прогресса - Корреспонденция Николая Устрялова

Скачать Николай Васильевич Устрялов. - Политическая доктрина славянофильства - Проблема прогресса - Корреспонденция Николая Устрялова

      Письмо Л.А.Зандера.

     Владивосток, 22 июня 1920[ г].

     Дорогой Николай Васильевич.

     Я  хочу  очень серьезно убеждать  Вас  ехать  сюда.  Я боялся, что  это
совершенно   невозможно  по   политическим  соображениям,   но  Ваше  письмо
разубедило меня в этом,  и теперь, помимо очень большого желания видеть Вас,
главное место  занимают у меня соображения академические. Среди них и личные
и общие.  Личные,  потому  что  faute de  mieux[25]  мне поручили
кафедру  истории  философии права  и мне  чрезвычайно трудно и  невыгодно  в
научном отношении сразу  читать несколько курсов. Для себя я работать совсем
не смогу. Общие же соображения заключаются (опять-таки помимо желания видеть
Вас  в числе наших  профессоров --  что  само  собой разумеется) в том,  что
юридический  факультет  не только не полон  (наоборот --  очень пуст),  но и
имеющиеся  лица далеко не удовлетворяют тем  ученым и этическим требованиям,
которые я привык (избалованный хорошими  примерами)  предъявлять профессору.
Совершенно  необходимо  оздоровить факультет действительно принципиальными и
академическими людьми. Иначе у нас  дело пойдет под гору. Книги здесь все же
кое-какие  есть.  Недавно  мне  еще  удалось приобрести  большие  библиотеки
военнопленных, так  что  работать с  грехом пополам  можно.  Студентов также
достаточно  и среди  них  есть  серьезные  работники.  Но  в  прошлом  году,
насколько я знаю, занятия на юридическом факультете шли очень плохо: слишком
многие   доценты  участвуют   в   правительстве[26],   занимаются
посторонними  делами и небрегут  занятиями... Дальневосточный дух и  обычай!
Вообще  академическая  жизнь  не  налажена;  наш факультет,  вернее  Ершов и
Георгиевский[27],    держатся    как    столп    и    утверждение
истины[28], но это очень, очень трудно. Поэтому  Ваше присутствие
здесь  чрезвычайно желательно: кафедра государственного  права  вакантна так
же, как и кафедра  истории философии права. Для  меня лично Ваше присутствие
было бы еще ценно  в отношении общего руководства. Я чувствую, что здесь мне
учиться решительно не у кого. Ершов при всей своей огромной учености слишком
эклектичен и бесцветен, чтобы давать направляющую  линию,  а между тем я все
время  работаю,  но самостоятельная работа без  отчета,  критики  и указаний
может оказаться непродуктивной.  Многое  надо было  бы дать  прочесть  Вам и
выслушать  Ваше  мнение  и  критику:  все  же два выпуска (около  300  стр.)
печатного курса лекций, и  две большие статьи. Интересные суждения о  них  я
слышал   только    от    Ник[олая    ]П.Макарова[29]   (профессор
полит[ической] экон[омии], переведенный  из Воронежа в Москву),  который был
здесь  короткое  время, да  от  Всеволода[30], который  у нас  не
остался,  исчез, ничего не  пишет  и  видимо знать меня не хочет...  Все это
заставляет очень и очень настаивать на том, чтобы Вы сделались проф[ессором]
Дальневосточного Университета, хотя знаю, что для Вас в этом мало приятного.
Жизнь здесь тяжела, жалованье -- недостаточно; квартир нет; правительство на
нас смотрит  косо; зданий не дает, с деньгами тянет (впрочем это потому, что
у  них вообще  денег  нет).  Несмотря на все  это,  мы все  же существуем  и
работаем, и я очень надеюсь, что  Вы разделите нашу  жизнь. Повторяю:  и для
меня  лично,  и   для  университета  это  имело  бы  огромное  значение.  Вы
спрашиваете, есть ли комнаты и  дорого ли  -- на дачах. Как  сказать: и да и
нет. Так,  сразу, конечно, ничего не найти. Но если иметь знакомых, то через
них вероятно что-нибудь  найти можно.  И я  думаю, что  если бы  Вы на месяц
приехали, то смогли бы отдохнуть где-нибудь на берегу моря. До сих пор у нас
сплошные туманы  и  дожди; все серо, сыро и  нагоняет  ужасную тоску. Август
вероятно будет таким же, но сентябрь бывает хорошим. Очень был бы рад видеть
Вас  даже  в течение  короткого времени. Что  касается  цен, то  это  у  нас
величина переменная, но  если считать на валюту, то жизнь сравнительно очень
дешева.  Я  все-таки  на свое  жалованье живу  и  даже  не  голодаю; правда,
постоянно грозит то бессапожье, то бесштанье, но все же  живу.  А опытом уже
установлено, что сколько бы тысяч и десятков тысяч я не получал -- все равно
-- 40 иен в месяц -- роковая цифра. Отсюда Вы видите, как можно жить. Сейчас
я живу  на  Русском  Острове, в 15 верстах от города[31]; живу  у
богатого крестьянина в избе; навещаю  Белоблоцкого и других знакомых. Сильно
занимаюсь; преимущественно  логикой. Проштудировал Зигварта, Гуссерля, решая
логические задачи. Зимой  придется читать курс  гносеологической логики. Всю
формальную логику я хочу сосредоточить в логическом семинарии, который думаю
вести прямо по-гимназически: с  решением задач,  задаванием уроков и т.п. --
чтобы  вышла  хорошая школа  и добросовестное  обламывание мозгов. Пока  что
ломаю себе мозг  сам. Кроме  того  на филологическом [факультете] я  объявил
просеминарий по  истории  новой философии: Критический идеализм  в  немецкой
литературе  ("Фауст"   Гете[32]).  Хотя  я  "Фауста"  знаю  почти
наизусть, тем не менее над ним приходится сейчас сильно работать, тем более,
что мне удалось  найти несколько хороших  комментариев.  Относительно  курса
истории философии права у меня сейчас намечены только вехи, о которых писать
не буду,  в надежде  на Ваш приезд.  Настроение у  меня убийственное. Полная
безнадежность увидеть и получить весточку от своих, ужасная тоска -- все это
угнетающе  действует  на  расшатанные  и  без того  нервы.  А  я  сейчас еще
усугубляю это несколько  чрезмерной работой. Но с другой стороны, я  не хочу
топтаться  на  месте, не  хочу  быть зауряд-ученым,  да и  надо же оправдать
разные "доверия". Политически и  вообще  всячески я по настроению  напоминаю
сейчас  Дурденевского. Что-то  с  ним,  бедным!  Он  очень  передал мне свой
безысходный  пессимизм  и  уменье  подкреплять его  аргументами, обладающими
условиями  "всеобщности  и  строгой  необходимости"...  Между  прочим,  хочу
написать несколько  статей  для  "Русского голоса".  Накопились  мысли.  Уже
написал длинную  -- "Большевизм и футуризм". Затем темы, в которых пессимизм
должен  вылиться в полной  своей  неприглядности: 1)  "Во  блаженном успении
вечный покой"  (это -- Россия); 2) Перспективы;  3) Программы.  Пожалуй,  не
напечатают:  скажут,  что  станки  не  выдержат.  А  если напечатают,  то  я
окончательно прослыву черносотенным  германофилом.  Недаром же в Перми  меня
считали немцем, а здесь я  образую крайнее  правое крыло Университета (какой
почет!).  Потом хочу писать  "Об искусстве Управления" и наконец разразиться
статьей "Дальневосточный Университет", где буду стараться доказать 2 истины:
1) что просвещение вообще не вредно и даже не опасно пролетарской  культуре;
2)   что   хотя  и   следует  относительно  профессоров  держаться   правила
Салтыкова[33] "да опасно ходят", но все же изредка  подкармливать
надо; а  то -- умрут  или сбегут... Не знаю, что  из всего этого выйдет. Ну,
довольно пока.
     Очень надеюсь обнять Вас скоро лично и беседовать "устами к устам".
     Пока же не забывайте душевно Вас любящего, уважающего и
     преданного Л.Зандера.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.184 сек.