Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Юмор

Леонид Филатов. - Сукины дети

Скачать Леонид Филатов. - Сукины дети

                                        *

   -- Это глупо!  -- за кулисами Татьяна отчитывает запыхавшегося Левушку.
-- Хорохоришься,  как петушок!  А у тебя больное сердце!..  Выпей таблетку
интенкардина, слышишь?..
   -- Никаких  таблеток!  --  вытирая  платком  влажный лоб,  отмахивается
Левушка.  --  Если я проглочу таблетку --  это будет уже не голодовка!.. И
вообще я прекрасно себя чувствую!..

                                    *

   ...В директорском кабинете,  как всегда,  полно народу.  Пожалуй,  даже
больше,  чем  всегда,  потому что  для  личных звонков отведен только один
телефон,  и, естественно, к нему тут же выстроилась очередь. Три остальных
телефона курирует дежурный --  надо следить,  чтобы их  никто не занял,  а
заодно не проворонить звонок "сверху".
   -- Ну что?  -- влетает в кабинет Левушка. -- Ни ответа, ни привета? Это
плохо!.. Так они действительно заморят нас до смерти! Видимо, проверяют на
вшивость...
   Звонит  один  из  трех  незанятых телефонов.  Боря  кидается  к  столу,
безошибочно определяет нужный  телефон  и  тут  же  намертво  прилипает  к
трубке.
   -- Алло!..  Кто-кто?..  Какой Попов?..  Ой, извините, я вас не узнал!..
Это  Боря  Синюхаев!   Здрасьте,   Сергей  Сергеич!..   Да   пока  ничего,
живы-здоровы...
   Левушка  расплывается  в радостной улыбке -- видимо, человек, назвавший
себя  Поповым,  ему  чрезвычайно  симпатичен.  Он делает Боре нетерпеливые
пассы,  чтобы  тот  передал  ему  трубку,  и  в конце концов, не выдержав,
отнимает ее силой.
   -- Сергей  Сергеич?   --  возбужденно  кричит  в  трубку  Левуш-ка.  --
Здрасьте,  Лева Бусыгин!..  Спасибо, что позвонили, а то мы тут задыхаемся
без новостей!.. Приедете? Прекрасно!.. Будем ждать!..
   -- Я  думал,  кто из начальства,  --  разочарованно бухтит сквозь бинты
Гордынский. -- А Попов нам не помощник! Чего доброго, еще начнет призывать
нас капитулировать...
   -- Сергей Сергеич?  --  вскидывается Лева.  --  Да  ты  спятил!  Левак,
прогрессист,  друг шефа!..  Я уже не говорю о том,  что писатель классный!
Его самого гробили -- будь здоров!

                                    *

   -- Да,  обстановочка тут у вас!..  -- Сергей Сергеевич обводит взглядом
репетиционный  зал.  --  Желябов  помер  бы  от  зависти!  Газеты,  пакля,
бензин...  Самим-то  не  смешно?  Уж  на  что я  пожил на  белом свете,  а
диссидентствующих артистов вижу впервые!  Писатели --  да,  ученые --  да,
инженеры  --   куда  ни  шло,  но  артисты?  Боюсь  предстать  перед  вами
консерватором,  но по-моему, дело артиста -- играть на сцене, в кино, а не
в политику!  Ну,  ладно,  что сделано,  то сделано...  Давайте думать, как
отмываться!  Сами понимаете,  одними только извинениями вам  теперь уже не
отделаться!
   -- А мы не собираемся ни перед кем извиняться! -- отчеканивает Левушка.
-- Извиняться должно правительство.  Мы выдвинули требования и ждем, когда
они будут выполнены!
   -- Ой,  как  страшно!  --  смеется  Сергей  Сергеевич.  --  Ребята,  вы
клинические идиоты!  Решили напугать державу?  Ее  и  не такие пугали.  Вы
ведь,  поди,  представляете себя  этакими  героями  Брестской крепости?  И
полагаете,  что вся страна не спит, наблюдая за вашей доблестью?.. В таком
случае,  я  вас разочарую,  стране на вас глубоко наплевать!..  Ну,  есть,
конечно,  заинтересованные люди,  которым приказано вас  постращать...  Но
ведь и они в этой игре пешки,  от них ничего не зависит!..  Ну, подставите
вы Юрия Михайловича,  ну, снимут его с работы, а завтра придет другой. Ну,
свалите  вы  этого  другого,   а   послезавтра  придет  третий!..   А   до
правительства вам  --  как  до  звезд,  правительство эта мышиная возня не
интересует, да и вряд ли оно вообще о вас слышало...
   -- Услышит!  --  уверенно говорит Федяева. -- Есть еще и такое понятие,
как общественное мнение! Мы рассчитываем на поддержку общественности.
   --  Общественное  мнение?  У нас? -- Сергей Сергеевич пожал плечами. --
Ну, понятно, что толпа, которая бьет вам стекла и выкрикивает ругательства
-- это никакая не общественность, а хорошо организованная массовка. Но вот
беда!  -- прогрессивной демонстрации, призывающей поддержать вашу акцию, я
на  улицах  что-то  не  заметил.  А  знаете,  почему?.. Да потому, что все
нормальные  люди  над  вами смеются! Во всякой борьбе есть свои правила, и
эти  правила надо соблюдать. А если кучка экзальтированных шутов выдвигает
заведомо невыполнимые требования и пытается шантажировать правительство --
это  может  вызвать  у  интеллигенции  только  снисходительную улыбку! Ну,
переубедите  меня!  Докажите  мне, что вы серьезные, взрослые, политически
зрелые  люди!..  Сформулируйте мне вашу идею! Объясните конкретно, чего вы
добиваетесь!
   -- У нас несколько требований,  -- спокойно отвечает Боря. -- Почти все
они  касаются защиты нашей чести и  достоинства.  Но  главное,  на  чем мы
настаиваем, это -- возвращение Рябинину советского гражданства!
   -- Вот-вот! -- с усмешкой кивает Сергей Сергеевич. -- А вы уверены, что
он  сам этого хочет?  А  что если он  специально давал все эти скандальные
интервью,  чтобы иметь возможность остаться на Западе?  Вы скажете, что он
мог там остаться и без скандала? Верно, мог! Но без скандала он там никому
не  нужен.  Чтобы  Запад проявил к  тебе  интерес,  ты  должен иметь ореол
мученика,  изгнанника,  борца за  права человека!  Неужели вам  никогда не
приходила в головы такая элементарная догадка?
   -- Как вам не стыдно!  -- едва сдерживая ярость, говорит Сима. -- Вы же
ближайший друг Георгия Петровича!  Почему вам  так не  терпится сделать из
него подлеца?
   -- Ну,  вот  и  я  попал  в  реакционеры,  --  разводит  руками  Сергей
Сергеевич.  -- Разумеется, я не знаю истинных намерений Георгия Петровича.
Я только пытаюсь мыслить логически.  Рябинин, что называется, тертый калач
и,  в  отличие от  вас,  превосходно знает  правила игры.  Давая  все  эти
интервью в печать,  он не мог не понимать,  чем это для него кончится!.. А
это значит, что он шел на лишение гражданства сознательно! Ну вот скажите,
звонил  ли  он  вам  хоть  раз  из  Лондона?  Объяснял ли  свои  поступки?
Беспокоился ли,  как вы тут без него?.. Нет? Нет!.. Так какого же черта вы
портите себе жизнь в  угоду его  биографии?  Во  имя какой идеи вы,  нищие
советские комедианты,  разыгрываете из себя матерых диссидентов?  Впрочем,
воля ваша, поступайте, как знаете, я искренне хотел вам помочь...
   -- Спасибо,  --  проникновенно отвечает Гвоздилова. -- Вы действительно
сделали все, что могли. И не ваша вина, что мы оказались такими идиотами.
   Наступает  неловкая  пауза. Никто не предлагает Сергею Сергеевичу уйти,
но  он  чувствует,  что  от  него ждут именно этого. Пауза затягивается. И
тогда  Сима,  точно показывая, что разговор исчерпан, затягивает тоненьким
голоском:

                   Наверх вы, товарищи, все по местам,
                   Последний парад наступает...

   Ее  поддерживает  еще  несколько  голосов.   Поют  по-семейному,  тихо,
нестройно  и  жалостно.   Будто  это  не  гордая  мужественная  песня,   а
саратовские  страдания.   Сергей  Сергеевич  некоторое  время  зачарованно
слушает  песню,  словно  пытаясь  вникнуть  в  ее  смысл,  а  затем  резко
поднимается со стула и,  не прощаясь ни с  кем,  выходит из репетиционного
зала. Вслед за ним выскакивает Левушка...
   ...Сергей  Сергеевич стремительно удаляется по  коридору.  Левушка едва
поспевает за ним.
   -- Сергей Сергеич!  -- задыхаясь, говорит Левушка. -- Извините, если мы
вас обидели... Вы же знаете, артисты, как дети... Ну, брякнули по простоте
душевной...
   -- А  вы  что  действительно голодаете?  --  Сергей  Сергеевич внезапно
останавливается.  --  По-настоящему?.. То есть, все это время вы ничего не
ели?..
   -- Конечно,  ничего!  -- удивляется Левушка. -- А как же иначе? Если бы
мы голодали не по-настоящему -- мы перестали бы себя уважать.
   -- Господи,  какие идиоты!  --  ужасается Сергей Сергеевич.  -- И я еще
взывал к их разуму!.. Да, до сегодняшнего дня я был о вас лучшего мнения.
   -- Неправда!  --  тихо говорит Левушка. -- Вы всегда были о нас худшего
мнения. А мы оказались лучше. Это-то вас и раздражает. Разве не так?
   Прощаются  они  молча  и,   не  подавая  друг  другу  руки,  --  просто
обмениваются кивками.  Сергей Сергеевич долго смотрит,  как Левушка уходит
по бесконечному тоннелю.
   -- Дураки!  --  вдруг с неожиданной яростью кричит Сергей Сергеевич. --
Чтобы стать Христом, надо иметь идею! А у вас ее нет и не может быть! И не
прикидывайтесь детьми!  Вы --  злобные,  коварные,  хитрые, подлые и тупые
существа! Нет, вы не дети! Вы -- сукины дети!
   Левушка  останавливается посередине тоннеля и  поворачивается к  Сергею
Сергеевичу.  Кажется,  сейчас  он  ответит  оскорблением  на  оскорбление,
наговорит кучу яростных и  запальчивых слов,  сорвется на крик.  Но вместо
этого  Левушка набирает воздуха в  легкие  и  вдруг  заводит звонким,  как
струна, голосом:

                   Наверх вы, товарищи, все по местам,
                   Последний парад наступает...

   Тут  он  по-дирижерски взмахивает руками,  и  по  его  яростному взмаху
оглушительно вступает мощный невидимый хор:

                   Врагу не сдается наш гордый "Варяг",
                   Пощады никто не желает!..

   Сергей Сергеевич ищет  по  карманам платок,  чтобы  промокнуть внезапно
вспотевший лоб, а когда вновь поднимает глаза, Левушки в тоннеле уже нет.
   А  хор,  набирая яростную силу,  продолжает катиться по гулким,  пустым
коридорам:

                   Врагу не сдается наш гордый "Варяг",
                   Пощады никто не желает!..

                                    *

   ...Ночь.  Репетиционный  зал.  Артисты  спят тут, не раздеваясь: кто на
полу,   кто  на  пандусе,  кто  на  сдвинутых  столах.  Впрочем,  судя  по
приглушенным  разговорам,  возникающим  в  разных  концах  помещения, спят
далеко не все...





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1121 сек.