Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Юмор

Леонид Филатов. - Сукины дети

Скачать Леонид Филатов. - Сукины дети

                                        *

   ...Впервые за это время мы выбираемся из глубоких,  душных и полутемных
театральных помещений на залитую солнцем весеннюю улицу.
   Собравшаяся перед  театром  толпа  под  приглядом  милиции  ведет  себя
довольно спокойно,  однако в  этой толпе чувствуются притаившиеся до  поры
грозовые разряды.  Внимание собравшихся приковано к обшарпанной неказистой
двери служебного входа.  Наконец,  дверь распахивается --  и  перед толпой
предстает странная  похоронная процессия:  группа  людей  с  раскрашенными
лицами и  облаченных в  декоративные лохмотья несет  на  плечах носилки со
столь же  экстравагантно выглядящим покойником.  Должно быть,  вот  так же
средневековая толпа реагировала на  появление "ведьм",  которых выставляли
на площадях, дабы обыватель мог напрямую выразить им свое презрение и свой
гнев  --   она  зашевелилась,   зароптала,   загудела,   охваченная  общим
электричеством  гражданского   негодования.   Над   головами   взметнулись
самодельные  плакаты:  "Злобствующих  антисоветчиков  --  вон  из  СССР!",
"Сегодня -- антисоветизм, завтра -- фашизм!", "А сало русское едят!", "Нам
стыдно, что вы наши соотечественники!", "Лакеи империализма, убирайтесь из
России!".
   И  вот  уже  огромная  толпа,  еле  сдерживаемая  милицией,  постепенно
окружает  ненавистных  "ведьм",   берет  их  в   плотное  кольцо,   опасно
подбирается все ближе.  Впрочем,  как и  в  любой толпе,  люди здесь самые
разные:   кого-то  забавляет  этот  диковинный  спектакль,  кто-то  движим
любопытством узнать,  чем  все  закончится,  а  кто-то  исполнен решимости
принять личное участие в "охоте".
   Внезапно  в  похоронную процессию летит  камень,  и  клокочущая скрытой
энергией  толпа,   будто  только  и  дожидалась  этого  сигнала,  начинает
забрасывать "ведьм"  камнями.  Один  из  камней  рассекает Аллочкину щеку,
сквозь толстый слой  белого грима проступает яркая багровая полоса,  и  ее
рваные края набухают кровью.
   -- Алла! -- надрывно кричит из толпы Толик.
   Аллочка в оцепенении оборачивается к толпе, скользит взглядом по лицам,
кажется, не вполне понимает, что происходит...
   И  вдруг  на  миг  Боре  чудится,  что  из  толпы раздалось негромкое и
нестройное скандирование:
   -- Мо-лод-цы! Мо-лод-цы...
   Он  резко  поворачивает голову,  стараясь  выискать  взглядом тех,  кто
скандирует. Неужели показалось?..
   Удерживаемая двумя молоденькими милиционерами,  колотится мать Левушки.
Глаза ее расширены от ужаса,  она беспрерывно что-то говорит,  но в  общем
шуме ее невозможно расслышать...
   Продирается вперед  федяевский Шурик.  Он  показывает на  мать,  что-то
объясняет милиционеру. Тот, не слушая, заталкивает его обратно в толпу.
   -- Товарищи!  --  взывает Юрий Михайлович.  -- Опомнитесь!.. Достигнута
договоренность!..  Не сходите с  ума!  Там мертвый человек!  Оставьте их в
покое! Это же варварство, товарищи!..
   Похоронная процессия какое-то  время топчется на  месте,  пытаясь найти
безопасный проход.  Милиция тщетно  пытается разорвать кольцо  обезумевшей
толпы. Слезы, стоны, проклятия, камни, свист...
   И тогда Боря Синюхаев выхватывает у милиционеров мегафон и прикладывает
его ко рту.
   -- Товарищи!..  --  голос  его,  усиленный  рупором,  заставляет  толпу
притихнуть.  --  Товарищи!  Минувшей ночью  умер  замечательный артист Лев
Бусыгин!.. Всю свою жизнь он служил искусству, правде, добру!.. Он отыграл
свою последнюю роль и уходит от нас навсегда!..  Проводим же его так,  как
надлежит провожать артистов!..
   И  Боря  первым  начинает  аплодировать.  Его  поддерживают  не  сразу.
Оторопевшая толпа не в  состоянии мгновенно переварить услышанное.  Кто-то
снимает с  головы кепку,  кто-то  смущенно прячет агрессивный транспарант,
кто-то  лезет в  карман за носовым платком...  То здесь,  то там раздаются
неуверенные  аплодисменты,   и  вот  уже  вся  огромная  площадь,   словно
устыдившись своего недавнего поведения, аплодирует мертвому Левушке...
   ...И  тут  происходит  невероятное.   Из-под  чуть  дрогнувшей  ресницы
покойника выползает здоровенная слеза и,  словно стесняясь своих размеров,
быстро скатывается по  щеке,  оставляя за  собой  живую  влажную бороздку.
Первой реагирует на  это Татьяна,  ни  на секунду не отрывавшая взгляда от
Левушкиного лица.  Она беспомощно оглядывается на коллег,  ища в их глазах
подтверждения происходящему.  Затаив  дыхание,  все  напряженно глядят  на
Левушку.  Секунда,  другая...  И покойник, точно почувствовав, что от него
ждут проявлений жизни, коротко шмыгает носом.
   -- Живой!  --  ахает Татьяна. -- Солнышко мое единственное, счастье мое
ненаглядное, Левушка мой любимый, живой!
   -- Врача!   --   волнуется  Аллочка.  --  Надо  срочно  вызвать  врача!
Кто-нибудь умеет делать искусственное дыхание?..
   -- Какое,  к черту, дыхание? -- одергивает ее Тюрин. -- Он и так дышит,
как паровоз! Сейчас главное его не спугнуть!..
   -- Фантастика!  --  восхищается Сима.  -- Скажи, Лен! Это что же у него
было? Летаргический сон, что ли?..
   -- Хохмачи!  --  шипит Юрий Михайлович.  --  Сволочи,  подонки!  Вы еще
ответите в горкоме за ваши шутки!.. ?
   -- Какие шутки?  --  удивляется Гордынский.  --  Разве с  такими вещами
шутят?.. Просто жизнь пошла немножко не по Марксу...
   Внезапно  Левушка  открывает  глаза  и  садится  на  носилки.  Толпа  в
очередной раз замирает.
   -- Товарищи!  --  срывающимся голосом говорит Левушка.  -- Я вот сейчас
лежал и  думал:  почему все самое лучшее приходит к человеку после смерти?
Слава,  уважение,  любовь?..  Раньше мне  казалось,  что мы  живем в  мире
ненависти...  А теперь понимаю,  что это неправда... Любви в мире гораздо,
гораздо больше... И когда в каком-то месте ее скапливается особенно много,
-- там могут произойти любые чудеса...
   Левушка взмахивает рукой, словно желая добавить еще что-то, но внезапно
лицо его сморщивается, и он плачет, размазывая по щекам счастливые слезы.
   Находчивый Дрюля быстро ставит патефонный рычажок на пластинку,  и  над
очарованной  площадью  возникает  сладкий  итальянский тенор,  исполняющий
Верди...
   Звучит итальянская ария. Скандирует улыбающаяся толпа. И актеры, ничего
уже  не  соображающие от  пережитого  ужаса  и  смертельной усталости,  но
послушные  вечному   и   неистребимому  актерскому  инстинкту,   мгновенно
натягивают  на  лица  профессиональные  улыбки  и  кланяются,   кланяются,
кланяются,  поворачиваясь во  все стороны и  жмурясь от  солнца,  падают и
поднимаются, и поддерживают друг друга за локти, и снова кланяются, скорее
даже не  понимая,  а  чувствуя,  что наконец-то  кончился этот бесконечный
спектакль, и, судя по аплодисментам, прошел он вполне прилично...
   Вглядимся же напоследок в эти странные,  размалеванные, эксцентрические
лица.  Левушка.  Татьяна.  Борис.  Андрей Иванович. Элла Эрнестовна. Сима.
Гвоздилова.  Гордынский. Федяева. Аллочка. Ниночка. Супруги Тюрины. Дрюля.
Артисты. Нелюди. Сукины дети.

                                  Конец





 
 
Страница сгенерировалась за 0.2129 сек.