Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Юмор

Леонид Филатов. - Сукины дети

Скачать Леонид Филатов. - Сукины дети

                                        *

   Актерский  буфет  --   это  место,   которое  дает,  пожалуй,  наиболее
выразительное  представление о  том,  что  такое  театр  изнутри.  Простой
человек с  улицы  вряд  ли  сходу  разберется,  кто  эти  люди.  Персонажи
средневековой мистерии,  маски комедии дель арте, обитатели иных миров или
выходцы из преисподней --  нечто разноцветное, буйное, орущее, из которого
глаз не способен выхватить ни одного нормального лица,  ни одного обычного
костюма.  Есть тут и малый мир, гомонящий, визжащий, путающийся под ногами
-- это актерские дети.  Впрочем,  малый мир внешне почти не  отличается от
взрослого -- те же экстравагантные лохмотья, те же размалеванные лица...
   -- К  вам  можно?  --  к  одному из  столиков подходит лохматый молодой
человек  в  цепях  и  набедренной  повязке.   Это  Боря  Синюхаев,  вечный
театральный кочевник, летучий голландец сцены, неугомонный искатель удачи,
сменивший уже шесть театров и готовящийся расстаться с седьмым.  --  К вам
можно?  Благодарю вас.  Ну что, Андрей Иваныч, финита ля комедия?.. Вы уж,
если что, возьмите меня в зайчики, ладно?..
   Андрей Иванович Нанайцев,  сосредоточенно поглощающий котлету, не сразу
улавливает драматический смысл сказанного.
   -- В какие зайчики, Боря?
   -- А в елочные.  Ну-ну,  все же знают, что у вас отработанный номер. Вы
-- Дед Мороз,  Элла Эрнестовна --  Снегурка.  А  я  мог бы зайчиком,  хоть
седьмым от начала...
   -- Ты,  Боря, не мог бы! -- обрывает с другого столика Тюрин. -- Зайчик
-- серьезная роль. Надо же все-таки взвешивать свои возможности, нельзя же
так зарываться!..
   --  А  в  связи  с  чем  вас  потянуло  в зайчики? -- интересуется Элла
Эрнестовна.
   --  А  в  связи  с закрытием театра! -- Боря удивленно поднял брови. --
Товарищи,  вы что, с Тибета?.. Читали последнее интервью нашего главного в
английской газете "Гардиан"?
   -- Мы "Гардиан" не выписываем! -- гордо сообщает жена Тюрина.
   --  Вы  еще  скажите,  что  и  Би-Би-Си  не  слушаете! -- Боря пытается
привлечь  внимание  сидящих за другими столиками. -- А я слушал. Случайно.
Всего  не  разобрал, но смысл у них такой: министерство культуры -- говно,
управление -- само собой говно, и вообще все начальство -- говно!..
   -- Яркая мысль! -- индифферентно констатирует Элла Эрнестовна.
   -- Но  самое-то  интересное,  --  продолжает Боря,  --  он  там  и  нас
приложил. Артисты, мол, ленивые, невежественные, лишены, мол, гражданского
чувства. За точность не поручусь, но в целом примерно так...
   -- А что вы имеете возразить?  --  печально спрашивает Андрей Иванович.
-- Такое уж мы племя!..
   С  грохотом летят на  пол столовые приборы и  тарелки,  и  над одним из
соседних столиков вырастает разъяренная Сима.
   -- Где это ты слышал,  подонок?  --  слова ее обращены к  Боре,  но тот
благоразумно делает вид,  что увлечен едой.  -- Ну кого вы слушаете? Он же
платный стукач, а вы тут развесили уши!
   -- Ну, пошло-поехало, -- вздыхает жена Тюрина. -- Тронули какашку!
   -- Сима,  окстись!  --  Федяева  вмешивается в  разговор,  как  всегда,
вовремя,  ибо  безошибочно  чувствует,  когда  наступает  заветная  минута
воспитывать и  определять.  --  Ты  что,  полоумная?  Человек не  сам  это
придумал, а слышал по радио!
   -- Ни  черта он не слышал!  --  заходится Сима.  --  Это все кагебешные
штучки! Это ему такое задание дали -- распространять поганые слухи!.. У-у,
стукачина!
   -- Серафима Михайловна, -- тихо говорит Элла Эрнестовна. -- Ну зачем вы
так?
   -- Да Борька не обижается,  -- успокаивает Эллу Эрнестовну Тюрин. -- Мы
у нее все стукачи, причем все платные. Вот черт, весь театр стучит, а жить
все равно не на что!
   -- Надо  срочно  раздобыть  телефон  шефа!   --  голосом,  не  терпящим
возражений, заявляет Федяева. -- Я имею в виду лондонский телефон!
   --  И что мы ему скажем? -- саркастически улыбается Боря. -- Прилетайте
скорее,  Георгий  Петрович!  Соотечественники  заждались! В особенности на
Лубянке!
   -- Во,  слыхали!  --  снова взвивается Сима.  -- Типичные речи стукача!
Чтобы говорить такое вслух и при этом не сесть --  нужно иметь специальную
лицензию!
   -- Серафима Михайловна,  чтобы говорить вслух то,  что несете вы, нужно
тоже  иметь  лицензию,  --  вежливо говорит Борис.  Сима  захлебывается от
ненависти и на минуту умолкает.
   -- Как хотите,  а позвонить надо,  --  настаивает Федяева.  -- Театр не
может существовать без его создателя.  Должны же  артисты знать,  на каком
они свете...
   -- Наивные,  Господи... -- морщится жена Тюрина. -- Он прямо обрыдается
вам в трубку.
   -- Но все-таки будет хоть какая-то ясность,  -- неуверенно поддерживает
Федяеву Элла Эрнестовна.
   -- Да и  так все ясно!  --  Боря отодвигает от себя тарелку и  вытирает
салфеткой губы.  --  Шефа  лишают  гражданства,  а  сюда  пришлют  другого
главного. И весь сказ! Сценарий уже давно утвержден.
   -- Нет, позвольте! -- горячится Федяева. -- Мы же не стадо овец, с нами
обязаны считаться! Такого просто не может быть!
   -- В этой стране все может быть!  -- мрачно усмехается Боря. -- Неужели
вы  всерьез считаете,  что они держат нас за  людей?  Мы  для них --  шуты
гороховые!..
   -- Боря,  никогда  не  говорите "в  этой  стране",  --  морщится Андрей
Иванович. -- Вы так мало похожи на иностранца...
   -- А  что  вас  покоробило,  Андрей Иванович?  --  удивляется Боря.  --
Непатриотичный  оборот?..  Но  вы  же  человек  свободных  взглядов,  сами
отсидели одиннадцать лет...
   -- Боря,  вы с такой легкостью говорите "отсидели", -- тихо вмешивается
Элла Эрнестовна, -- как будто Андрей Иванович отсидел ногу...
   -- Да вернется он,  вернется! -- кричит Сима. -- Ничего ему не сделают!
Ты слышала это интервью? И я не слышала!.. И никто не слышал!..
   -- Гордынский тоже слышал, -- меланхолично замечает кто-то.
   -- Андрей Иваныч!  -- к столику Нанайцева пробирается помреж Тамара. --
Вас срочно к директору!..





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0522 сек.