Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Юмор

Леонид Филатов. - Сукины дети

Скачать Леонид Филатов. - Сукины дети

                                        *

   ...Едва   переступив   дверь   в  кабинет  директора,  Андрей  Иванович
безошибочным чутьем старого театрального домового и еще более безошибочным
чутьем  старого  лагерника  определяет:  случилось  что-то  неладное, и не
просто  неладное,  а совсем скверное, что случается далеко не каждый день.
Внешне  вроде  бы  ничего  не изменилось, все на своих привычных местах...
Финская   мебель,   фестивальные   призы,  заграничные  афиши...  Гости  в
директорском  кабинете  тоже явление обычное, можно сказать, ежедневное...
На столе сияют золотые коньячные рюмочки, глубокой морской зеленью мерцает
тархун,  но это тоже появляется здесь не только по большим праздникам... И
все-таки  в  сердце  Андрея  Ивановича, как пузырьки в газировке, начинают
бешено колотиться крохотные иголочки страха...
   -- Входите,   входите,   Андрей  Иваныч,  --  голос  директора  бодр  и
приподнят,  но  при  этом  лицо  почему-то  почти  свекольного  цвета.  --
Знакомьтесь,  товарищи:  это Андрей Иваныч, наш парторг... Ну, товарищи из
райкома его знают...
   -- И  мы знаем!  --  с доброжелательной гримасой кивает единственная во
всей компании дама.  --  В кино иногда выбираемся...  Очень приятно видеть
вас, так сказать, живьем!..
   -- Анна Кузьминична из горкома,  --  продолжает конферировать директор.
-- А это Юрий Михайлович... Это наш покровитель... Наш куратор... Наш, так
сказать...
   Тот, кого назвали Юрием Михайловичем, и в ком Андрей Иванович тотчас же
угадал  главного,  демократично останавливает директора движением руки  --
это, мол, суета, дело, мол, не в титулах, есть проблемы поважнее...
   -- Извините,  что я  в таком виде!  --  запоздало спохватывается Андрей
Иванович.  --  У нас ежедневные репетиции...  Мне сказали --  срочно, я не
стал переодеваться...
   -- А что вы,  собственно,  репетируете?  --  Юрий Михайлович, не мигая,
смотрит на Андрея Ивановича.  -- Насколько я понимаю, ваш главный режиссер
находится в Великобритании?
   -- Ну,  есть  же  и  очередные  режиссеры...  --  поспешно  вмешивается
директор. -- Театр не может не репетировать. Люди потеряют квалификацию...
   -- Разумеется,   без  Георгия  Петровича  трудно,  --  Андрей  Иванович
пытается выглядеть раскованным и  независимым,  но под немигающим взглядом
куратора у  него это плохо получается.  --  Однако же  мы  пытаемся как-то
существовать... И ждем его возвращения...
   -- А вы не ждите, -- бесцветным голосом советует Юрий Михайлович. -- Он
не  вернется.  К  тому  же,  вчера,  приказом по  министерству культуры он
освобожден от обязанностей главного режиссера.
   Андрей Иванович затравленно глянул на директора,  тот смотрел в  окно и
вытирал шею платком...
   Трое райкомовских о  чем-то приглушенно переговаривались между собой...
Дама  из  горкома  заинтересованно разглядывала  афишу...  И  только  Юрий
Михайлович так же в упор, не мигая, смотрел на Андрея Ивановича.
   -- Понятно, -- механически кивнул Андрей Иванович, хотя в голове у него
шумело, ничего-то ему не было понятно. -- И что же теперь будет?..
   -- Об этом мы еще поговорим.  А пока срочно соберите партком на предмет
исключения Георгия  Петровича  из  партии.  Решение  принято  наверху,  но
провести его надо через первичную парторганизацию.

                                    *

   Перед  дверью  парткома  застыла  молчаливая  группа  актеров.   Те  же
живописные лохмотья,  те  же  размалеванные лица.  Еще минута --  и  будет
казаться,  что это всего лишь цветная фотография,  но нет, щелкнул дверной
замок --  и вся группа пришла в движение,  отхлынула от двери,  образовала
живой коридор...
   Сквозь  коридор  проходит начальство во  главе  с  Юрием  Михайловичем.
Чувствуется,   что   им   неуютно   пробираться   сквозь   эту   странную,
разрисованную, полуголую и враждебно настроенную толпу.
   Вслед  за  начальством  появляются  члены  парткома.  Они  идут  молча,
гуськом, не поднимая глаз, впереди, осунувшийся и постаревший, идет Андрей
Иванович.  Элла  Эрнестовна кидается к  нему и,  как  сестра милосердия --
раненого, принимает его на плечи.
   -- Ну что?  --  пытает одного из членов парткома Тюрин.  -- Кто был за,
кто был против?
   -- Все --  за!  --  вяло отвечает член парткома. -- И попробовали бы не
проголосовать...
   -- Исключили?   --  ахает  Сима.  --  Ах  вы,  гадье!..  Ах  вы,  твари
позорные!..
   -- Был бы у тебя партбилет,  --  огрызается другой член парткома, -- ты
бы по-другому заговорила!..
   -- У меня партбилет? -- хохочет Сима. -- Да я с таким, как ты, на одном
гектаре... На кой мне он нужен, если из людей делает таких вот нелюдей?
   -- Не усугубляй, Сима, -- мягко говорит Левушка. -- Им и так тошно. Еще
не вечер, еще не вечер... Будем бороться...
   -- Отборолись! -- не унимается Сима. -- Это вы при шефе были борцы!.. А
без него вы -- мразь!..
   -- Надо срочно написать в Политбюро,  -- пытается взять ситуацию в свои
руки Федяева. -- С просьбой о пересмотре...
   -- Лучше в ООН,  Лидия Николаевна,  -- серьезно советует Гордынский. --
Быстрее отреагируют.
   -- А что теперь с нами будет?  --  кокетливо вопрошает Аллочка.  --  Мы
теперь тоже вроде как бы враги народа.
   -- Что-нибудь придумают,  --  в  тон  ей  отвечает Ниночка.  --  Может,
сошлют, может, расстреляют.
   -- Скорее всего,  сошлют! -- авторитетно поддерживает разговор Боря. --
Будут предлагать точки -- проситесь в Англию.

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1094 сек.