Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Юмор

Леонид Филатов. - Сукины дети

Скачать Леонид Филатов. - Сукины дети

                                        *

   ...В  актерском  фойе  труппа  собралась  на  экстренный междусобойчик.
Затурканный директор,  сложив  руки  умоляющей лодочкой,  тщетно  пытается
утихомирить актеров.
   -- Товарищи,  Юрий Михайлович...  м-м... выразил желание побеседовать с
рядом актеров...  м-м...  с глазу на глаз...  Огромная просьба,  товарищи,
ведите себя сдержанно и корректно!..
   -- Петр Егорыч!  --  неожиданно спрашивает Федяева.  --  А  что  это за
анонимные люди в театре?.. Кто их пропустил?
   Чуть   в   стороне   демонстративно  скучает   группа   молодых   людей
физкультурного вида.  Все  они  в  чехословацких костюмах  и  с  короткими
прическами.    На   лице   у    каждого   присутствует   яркое   выражение
незаинтересованности.
   -- М-м... это я их пропустил... -- в замешательстве мямлит директор. --
Мне  позвонили  из...   м-м...   В  общем,  товарищи  просто  контролируют
ситуацию...

                                    *

   ...Юрий  Михайлович вонзает в  Левушку свой  немигающий взгляд,  и  тот
съеживается, как устрица, в которую воткнули вилку.
   -- Нет,  Лев Александрович,  отмалчиваться вы  не  имеете права.  Театр
должен  как-то  обозначить  свою  гражданскую  позицию.  Скажем,  написать
коллективное письмо в газету...
   -- Я не люблю коллективные письма,  --  быстро говорит Левушка.  -- Это
ложь и гадость. Каждый обязан иметь свою точку зрения.
   -- И   какова  же   ваша  точка  зрения  на   поведение  Рябинина?   --
любопытствует Юрий Михайлович.  --  Надеюсь,  она не  слишком расходится с
точкой зрения партии и правительства?
   -- Слишком,  -- обреченно отвечает Левушка. -- В поведении Рябинина нет
никакой  крамолы.   Я   считаю,   что  правительство  должно  вернуть  ему
гражданство!.. И извиниться перед ним!..
   -- Занятная идея!  --  сочувственно кивает Юрий  Михайлович.  --  И  вы
надеетесь увлечь правительство этим проектом?
   -- Не знаю, -- искренне сознается Левушка. -- Видимо, надо обратиться к
общественности. Люди должны знать правду!
   -- Скажите,  а  как вы относитесь к Гордынскому?  --  неожиданно меняет
тему Юрий Михайлович. -- Что он из себя представляет?
   -- Игорь? -- вопрос застает Левушку врасплох. -- Ну, как вам сказать...
Человек как человек... А почему он вас интересует?
   -- Пытаюсь выяснить обстановку в театре,  -- улыбается Юрий Михайлович.
-- Говорят, что актер он средний... Да и человек так себе...
   -- Кто  это  говорит?   --   Левушке  становится  нехорошо.   --  Игорь
замечательный актер и достойный человек. В театре его любят...
   -- Да ну?  --  искренне удивляется Юрий Михайлович. -- И вы тоже?.. А с
чего бы это вам гоняться за своим любимцем с топором?
   -- Это  частный  конфликт,  --  багровеет  Левушка.  --  Он  никого  не
касается... Я вообще не понимаю, к чему этот разговор...
   -- Не годитесь вы в Робеспьеры,  Лев Александрович!  -- словно не слыша
Левушкиного пыхтения,  продолжает Юрий Михайлович.  --  Прежде, чем давать
советы правительству, надо заслужить уважение собственной жены!
   -- Вы не смеете!  --  высоким голосом кричит Левушка.  --  Вы не смеете
лезть в чужую жизнь! Я подам на вас в суд!
   -- Ступайте,  Лев Александрович!  --  Юрий Михайлович морщится,  как от
зубной боли.  --  И подумайте относительно письма. Горком очень обеспокоен
климатом в театре. И моральным, и политическим...

                                    *

   ...По  театральному фойе,  не обращая внимания на стриженых мальчиков в
чехословацких костюмчиках, шествует долговязый молодой человек в очках и с
фотоаппаратом. Его останавливают. Он что-то энергично объясняет, показывая
рукой в  сторону гримуборных,  но  видно,  что его объяснения мальчиков не
удовлетворяют.
   -- Это ко мне!  --  спешит на выручку Гвоздилова.  --  Корреспондент из
"Советского экрана"!.. Пропустите, пожалуйста!..
   Гвоздилова умеет  приказывать,  не  приказывая.  Мальчики  улыбаются  и
разводят руками  --  мол,  сами  понимаете,  такая  служба.  Корреспондент
проходит в гримуборную Гвоздиловой и закрывает за собой дверь...
   -- Учитесь,   девки!..   --   злобно  шипит  Сима.   --  Вот  как  надо
устраиваться!.. В театре -- траур, а у нее -- самая жизнь!..

                                    *

   ...В гримуборной корреспондент щелкает Гвоздилову.
   -- Голова чуть направо. Подбородок чуть выше. И легкий проблеск улыбки.
А смотреть не точно в объектив, а чуть поверх него. Замечательно.
   -- Жаль  ваших усилий!  --  усмехается Гвоздилова.  --  Из-за  Рябинина
материал наверняка не пойдет.  Видите, что творится в театре?.. Чуть ли не
комендантский час!..
   -- Ужас!  --  соглашается корреспондент,  возясь с фотоаппаратом. -- Но
будем надеяться.  Все-таки  дети за  отцов не  отвечают.  И  потом кино --
другое ведомство...
   Он  на секунду отрывается от фотоаппарата и  озадаченно смотрит куда-то
за плечо Гвоздиловой.
   -- Елена Константиновна!  Что это у  вас там за  надпись?..  Я  не имею
ничего против этого лозунга, но он может испортить нам кадр!..
   Гвоздилова  оборачивается.   Во   всю  ширину  зеркала  губной  помадой
написано:  "Долой сук!"  Елена  Константиновна устало вздыхает и  начинает
оттирать зеркало носовым платком...

                                    *

   -- А  чего ж  не  подписать?  --  весело удивляется Игорь.  --  Георгию
Петровичу от моей подписи зла не прибудет. Только текст вы сами составьте,
у меня не получится.
   -- Текст   не   главное,   --   Юрий   Михайлович  внимательно  изучает
развалившегося в  кресле Гордынского.  --  Нужно  минимум десять подписей.
Тогда это мнение театра.
   -- Организуем!  -- машет рукой Игорь. -- Но я надеюсь, это будет как-то
учтено?.. Ну, звание, квартира... Или там командировка в Японию?..
   -- При  чем  тут  Япония?   --  на  скулах  Юрия  Михайловича  рельефно
проступают желваки. -- Вы что себе позволяете?
   -- Как при чем?  -- обижается Игорь. -- Раз я у вас на службе... Ну-ну,
не торгуйтесь!.. За крупное паскудство надо и платить по-крупному!
   -- Плохо шутите,  Гордынский!  --  чувствуется,  что спокойствие дается
Юрию Михайловичу с трудом. -- При вашей репутации я бы вел себя скромнее.
   -- Уже донесли!  --  расстраивается Игорь. -- Клеветники, завистники!..
Ну не дает им покоя мое сексуальное здоровье!
   -- С  сексуальным здоровьем у  вас все в порядке,  --  желчно улыбается
Юрий Михайлович.  --  А  вот  с  пропиской,  насколько мне известно,  дело
обстоит гораздо хуже...
   -- У  меня временная,  --  Гордынский с готовностью лезет за паспортом,
словно собираясь показать.  --  Директор все  обещает квартиру,  но...  то
генсек помрет, то Рябинина лишают гражданства...
   -- Так вот, если вы не возьметесь за ум, -- веско и внушительно говорит
Юрий Михайлович,  --  то можете вообще вылететь из Москвы.  Тем более, что
театр вами не очень-то дорожит!
   Игорь  элегически смотрит в  окно,  потом с  сожалением цокает языком и
поднимается кресла.
   -- Нетонко!  --  кручинится он.  --  Я существо ажурное, меня надо было
вербовать бережно. Жаль, жаль!.. Вы были в сантиметре от успеха!

                                    *

   ...В  стеклянную  кружку  с  шипением  льется  золотистое  пиво...   На
патефонном  диске  крутится  обшарпанная пластинка...  Флегматичный Дрюля,
задумчиво прихлебывая из  пивной кружки,  слушает Верди...  В  гримуборную
влетает растрепанный Тюрин,  чертыхаясь,  шарит  по  бесчисленным складкам
висящей на  вешалке хламиды,  наконец,  достает из  ее  недр  смятую пачку
сигарет...
   -- Вот это нервы!..  --  разминая сигарету, восхищается Тюрин. -- Земля
горит,  небо рушится,  а мальчонка слушает Верди!.. Аномальный ты все-таки
тип, Дрюля!..
   -- Это вы аномальные!..  -- меланхолично отвечает Дрюля. -- Все играете
в казаки-разбойники!.. А я вне политики. Я ищу гармонию... Пью пиво, читаю
Библию, слушаю Верди!..
   -- А вот скажи мне,  Дрюля,  --  заинтересовывается Тюрин, -- если тебя
убивают... или лезут к тебе в квартиру... или насилуют твою жену... Что ты
будешь в это время делать?.. Читать Библию?..
   -- Давай без глобальностей! -- морщится Дрюля. -- Никто нас покамест не
убивает!.. Не надо мышиную возню выдавать за гибель Помпеи!..





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1385 сек.