Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Джон Варли - Нажмите ВВОД

Скачать Джон Варли - Нажмите ВВОД

    Конечно, она мне не мешала. Семь пар джинсов - некоторые с отрезанными
штанинами - и две дюжины маек с рисунками вполне сошли бы за мальчишеский
гардероб, если бы к ним не прилагались еще всякие полупрозрачные предметы.
    Потом м отправились на задний двор посидеть в последних лучах заходяще-
го солнца, и она захотела взглянуть на мой огород. Предмет моей гордости.
Когда я чувствую себя хорошо, я провожу там по нескольку часов, обычно по ут-
рам, причем круглый год. На юге Калифорнии это возможно.
    Ей все понравилось, хотя огород выглядел не лучшим образом: последние дни
я проводил либо в постели, либо в горячей ванне, и на грядках повылезали сор-
няки.
    - Когда я была маленькой, я тоже работала на огороде, - сказала Лиза. - И
еще два года на рисовых плантациях.
    - Видимо, там все по-другому.
    - Еще бы, черт побери. Несколько лет после этого я не могла даже смотреть
на рис.
    Мы разговаривали о разных вещах. Не помню уже с чего, но я рассказал ей,
что воевал в Корее. Узнал, что ей двадцать пять лет и что дни рождения у нас
совпадают, так что несколько месяцев назад мне исполнилось ровно вдвое боль-
ше, чем ей.
    Имя Клюга всплыло в разговоре только один раз, когда Лиза упомянула, что
очень любит готовить, но в доме моего соседа это совершенно невозможно.
    - В гараже у него стоит морозильник, забитый всякими замороженными обе-
дами, - сказала она. - В доме одна тарелка, одна вилка, одна ложка и один
стакан. Плюс микроволновая печь - самая лучшая модель из тех, что можно встре-
тить в каталогах. И все. На кухне больше ничего нет. - Она покачала головой.
    - Он был явно со странностями.
    Лиза разделалась со стиркой уже к вечеру. Она переложила белье в плетеную
корзину, и мы отправились развешивать его на веревках. Я встряхивал очередную
майку и разглядывал картинку и надпись. Иногда я сразу понимал, о чем речь,
иногда нет. Там были рок-группы, карта Лос-Анжелеса, снимки из "Звездного пу-
ти"... Всего понемногу.
    - А что такое "Общество L 5" ? - спросил я.
    - Это парни, которые хотят построить в космосе орбитальные фермы. Я спро-
сила, собираются ли они выращивать там рис, а они ответили, что рис, по их
мнению, не самая лучшая культура для условий невесомости, и тогда я эту майку
купила.
    - И сколько же их у тебя ?
    О-о! Должно быть, сотни четыре или пять.


    На следующий день почта принесла мне письмо из адвокатской конторы в Чи-
каго. О семистах тысячах долларов. Оказывается, деньги перевела мне арендная
компания в Делавэре, основанная в 1933 году для того, чтобы обеспечить мою
старость. Основателями числились мои родители. Кое-какие долгосрочные вклады
созрели, что и привело к моему недавнему финансовому взлету. Налоги, как ока-
залось, были уже уплачены.
    Полная ерунда. У моих родителей никогда не было таких денег. Я вернул бы
их, если бы только знал, у кого Клюг их украл.
    Потом я решил, что через год, если не окажусь к тому времени в тюрьме,
отдам эти деньги на благотворительность. Может быть, в "Фонд спасения китов".
Или "Обществу L 5".


    Все утро я провел в саду. Затем сходил в магазин и купил немного говядины
и свинины. Покупки я нес домой в складной проволочной корзине и чувствовал
себя просто отлично. Проходя мимо серебристого "Феррари", я улыбнулся.
    Лиза еще не приходила за выстиранным бельем. Я снял его с веревки, сложил
и отправился к дому Клюга.
    - Это я - Виктор.
    - Входи.
    Лиза сидела там же, где и в прошлый раз, но одета была уже не так легко-
мысленно. Увидев у меня в руках корзину с бельем, она хлопнула себя по лбу и
бросилась ее забирать.
    - Извини, Виктор. Я собиралась...
    - Ничего, - сказал я. - Мне не в тягость. И кроме того, у меня появилась
возможность пригласить тебя на ужин еще раз.
    Что-то в ее лице изменилось, но она быстро с собой справилась. Может быть,
"американская" кухня понравилась ей гораздо меньше, чем она говорила, а может
быть, дело было в поваре...
    - Конечно, Виктор, с удовольствием. Давай корзину. И открой, пожалуйста,
шторы, а то здесь как в гробнице.
    Лиза торопливо удалилась в другую комнату. Открывая шторы, я заметил, как
подъехала машина Осборна. Потом вернулась Лиза. На очередной майке значилось
название магазина, где продают фантастическую литературу. Под надписью распо-
ложилось приземистое существо с волосатыми ножками. Лиза выглянула в окно и
заметила приближающегося Осборна.
    - Итак, Ватсон, - произнесла она, - к нам пожаловал инспектор Лейстрейд
из Скотланд-Ярда. Впустите его, пожалуйста.
    Я рассмеялся, и Осборн подозрительно уставился на меня, едва вошел в ком-
нату.
    - Здравствуйте, Апфел, - начал он. - Мы наконец-то узнали, кто такой Клюг
на самом деле.
    - Патрик Уильям Гэвин, - сказала Лиза.
    У Осборна отвисла челюсть и довольно долго он не мог справиться с собой.
Потом все-таки закрыл рот, но тут же открыл его снова:
    - Откуда вы это узнали, черт побери ?
    Лиза ласково погладила клавиатуру компьютера.
    - Я получила эти данные, как только они поступили в вашу контору сегодня
утром. Там у вас в компьютере сидит маленькая потайная программка, которая
шепчет мне кое-что на ухо всякий раз, когда в материалах упоминается фамилия
"Клюг". Однако для меня это было лишним. Пять дней назад я уже знала все.
    - Тогда почему вы... почему вы ничего не сказали ?
    - Вы не спрашивали.
    Некоторое время они смотрели друг на друга в упор. Я понятия не имел, ка-
кие события предшествовали этой конфронтации, но и так было ясно, что большой
любви они друг к другу не испытывают. Сейчас Лиза выиграла раунд и, похоже,
ей это доставило удовольствие.
    - Если припоминаете, вы пригласили меня потому, что у ваших людей ничего
не получилось. Когда я начала работу, система программ уже была повреждена и
практически парализована. Ваши люди не могли ничего поправить, и вы решили,
что вреда от меня во всяком случае не будет. А вдруг я смогу расколоть коды
Клюга, не разрушив систему окончательно ? Я это сделала. Вам нужно было толь-
ко прийти и спросить. Я завалила бы вас тоннами распечаток.
    Осборн внимательно слушал. Возможно, он даже понял, что ошибался в своей
оценке.
    - Что вы узнали ? Могу я посмотреть сейчас ?
    Лиза кивнула и нажала несколько клавиш. На дисплее перед ней и на том,
возле которого стоял Осборн, появился текст. Я подошел к терминалу и начал
читать.
    Текст представлял собой краткую биографию Клюга/Гэвина.
    Возраста он был примерно того же, что и я, но в то время, когда в меня
стреляли далеко от дома, он старательно делал карьеру в только-только родив-
шейся области производства компьютеров. Он работал в ведущих исследователь-
ских центрах, и меня удивило, что на установление его личности потребовалось
больше недели.
    - Все эти данные я собрала довольно просто, - рассказывала Лиза пока мы
читали. - Первое, что вы должны понять о Гэвине, это то, что сведений о нем
нет ни в одной компьютерной информационной системе. Поэтому я начала обзва-
нивать людей во всех концах страны... Кстати, у него очень любопытный теле-
фонный комплекс: в нем для каждого звонка генерируется новый исходный номер,
и вы не можете ни перезвонить обратно, ни проследить, откуда вам позвонили.
Так вот, я начала расспрашивать про вех ведущих специалистов в этой области
в пятидесятые и шестидесятые годы, и мне назвали множство имен. После чего
мне оставалось лишь узнать, кого теперь нет в информационных досье. Свою
смерть Гэвин сфабриковал в 1967 году, я даже обнаружила один отчет об этом
событии в старых газетных подборках. Все люди, которые знали Гэвина, знали
и о его смерти. Во Флориде есть настоящее - на бумаге - свидетельство о рож-
дении, но других документов, касающихся личности Гэвина, я не нашла. Он не
оставил в нашем мире никаких следов. Мне это показалось достаточно убеди-
тельным доказательством.
    Осборн дочитал текст до конца и поднял глаза.
    - Очень хорошо, мисс Фу. Что еще вам удалось узнать ?
    - Я расколола некоторые из его кодов. Мне повезло, потому что я сумела
влезть в базовую программу, которую Гэвин написал, чтобы атаковать чужие
программы. Я использовала ее против кое-каких его собственных творений. Еще
мне удалось проникнть в файл, содержащий ключи и заметки о том, где и как
они используются. Кое-чему я от него научилась. Но это только надводная часть
айсберга.
    Она махнула рукой в сторону молчаливых металлических "мыслителей", рас-
ставленных по всей комнате.
    - То, что вы видете перед собой, - это самое хитрое электронное оружие
среди всего, что человечеству удалось пока создать. Система бронирована не
хуже какого-нибудь крейсера. И она обязана быть такой, поскольку в мире пол-
ным-полно хитрых сторожевых программ, которые вцепляются, подобно терьерам,
в любого непрошенного гостя и держат его мертвой хваткой. Если же они все-та-
ки добирались сюда, с ними расправлялся уже Клюг, но большей частью никто
не подозревал, что он взломал их защиту и проник в машину. Клюг напоминал
крылатую ракету - быструю, маневренную, летящую над самой землей, и свои ата-
ки он направлял сразу с нескольких сторон. Конечно, в наши дни большие инфор-
мационные системы хорошо защищены, в них используются пароли и очень слож-
ные коды. Но Клюг участвовал в разработке большинства из этих систем. Нужен
дьявольски хитрый замок, чтобы не пустить в дом того, кто делал замки всю
жизнь. Опять же, Клюг помогал устанавливать многие крупные системы, и еще
тогда он оставил в пограммном обеспечении своих тайных информаторов. Если
коды менялись, компьютер сам передавал информацию об этом в какую-нибудь
надежную машину, откуда ее позже вычерпывал Клюг. Это как если бы вы купили
огромного, злющего, отлично выдресированного сторожевого пса, а на следую-
щую ночь приходит тот тип, который его дрессировал, гладит пса по голове и
грабит ваш дом подчистую...
    И в таком вот духе. Когда Лиза начинала говорить о компьютерах, девя-
носто процентов сказанного до меня просто не доходило.
    - Я хотела бы кое-что узнать, Осборн, - сказала Лиза.
    - Что именно ?
    - Зачем я здесь ? Чтобы раскрутить за вас это дело ? Или с вас хватит
того, что я приведу систему в такое состояние, когда с ней сможет работать
любой грамотный пользователь ?
    Осборн задумался.
    - Меня беспокоит, - добавила она, - что я постоянно попадаю в засекре-
ченные банки данных. Боюсь, в один прекрасный день кто-нибудь вышебет дверь
и наденет на меня наручники. Вас это тоже должно беспокоить, потому что кое-
кому в кое-каких организациях может не понравиться, если в их дела будет со-
ваться обыкновенный полицейский из какого-то там отдела по борьбе с особо
опасными преступлениями.
    При этих словах Осборн вскинул голову.
    - А что мне делать ? - огрызнулся он. - Упрашивать вас остаться ?
    - Нет. Мне достаточно вашего разрешения. Не обязательно даже в письмен-
ном виде. Просто подтвердите, что одобряете продолжение работ.
    - Послушайте, что я вам скажу. Если говорить об интересах округа Лос-Ан-
джелес и штата Калифорния, то дома Клюга вообще не существует. Здесь нет
участка. Он не зафиксирован в документах. С точки зрения закона, этого места
просто нет. И если кто-то вправе дать вам разрешение на работу с материалами
Клюга, так это именно я, а я по-прежнему считаю, что здесь было совершено
убийство. Так что продолжайте работать.
    - Не очень-то надежная защита, - задумчиво сказала Лиза.
    - А чего бы вы хотели ? Ладно, что еще вам удалось обнаружить ?
    Лиза повернулась к клавиатуре и принялась печатать. Вскоре заработал прин-
тер. Сложив распечатку, Осборн собрался было уходить, но не удержался и уже
в дверях остановился, чтобы дать последние указания.
    - Если обнаружите какую-то информацию, доказывающую, что это было не са-
моубийство, дайте мне знать.
    - О'кей. Это было не самоубийство.
    Осборн поначалу не понял.
    - Мне нужны доказательства.
    - У меня они есть, только вам они, скорее всего, не подойдут. Эту глупую
предсмертную записку писал не Клюг.
    - Окуда вы знаете ?
    - Я поняла это в первый же день, как только дала машине команду распеча-
тать программу, а потом сравнила ее стиль со стилем Клюга. Это не его прог-
рамма. Она выполнена предельно компактно. Ни одной лишней строчки. Клюг выб-
рал себе такой псевдоним неспроста. Вы знаете, что означает "Клюг" ?
    - Умный, - вставил я.
    - Буквально - да. Но это еще и... нечто чрезмерно сложное. Нечто такое,
что работает исправно, но по непонятным причинам... У нас говорят - "клю-
говать" ошибки в программе...
    - И что ?
    - Программы Клюга выглядят просто жутко. Там полно соплей, которые он не
удосужился подчистить. Но он был гением, и его программы работают безукориз-
ненно, хотя вас и не покидает недоумение, как же это они все-таки работают.
Служебные программы у него так написаны, что у меня мурашки по спине бегали,
когда я с ними разбиралась. Жуть ! Но по-настоящему хорошее программирование
такая редкость, что его недоделки выглядят лучше, чем та гладкая чепуха, ко-
торую пишут середнячки.
    Подозреваю, что Осборн понял из сказанного примерно столько же, сколько и
я.
    - Короче, ваше мнение основано на оценке стиля программирования ?
    - Да. К сожалению, пройдет еще лет десять, если не больше, прежде чем суд
будет принимать такие вещи всерьез, как, скажем, анализ почерка или дактилос-
копию. Но если вы понимаете что-нибудь в программировании, вам достаточно од-
ного взгляда. Предсмертную записку написал кто-то другой, и вот этот кто-то,
кстати, чертовски силен. Записка вызывала завещание как подпрограмму, и вот
его то, без сомнения, написал Клюг. Он там, можно сказать, всюду оставил свои
отпечатки. Последние пять лет он шпионил за соседями ради удовольствия, вле-
зал в военные информационные банки, школьные записи, налоговые файлы и бан-
ковские счета. А каждый телефон в радиусе трех кварталов он превратил в под-
слушивающее устройство. Чудовищное любопытство...
    - Он упомянал где-нибудь, зачем он это делал ? - спросил Осборн.
    - Думаю, он просто рехнулся. Возможно, он был психологически неуравнове-
шен и склонен к самоубийству - все эти капсулы с наркотиками здоровья ему,
конечно, не прибавляли. Он готовился к смерти, и Виктор оказался единствен-
ным, кого он счел достойным наследства. Если бы не эта записка, я бы повери-
ла, что Клюг покончил с собой. Но он ее не писал. В этом я готова покласть-
ся.
    В конце концов мы избавились от Осборна и я отправился домой заниматься
обедом. Когда все было готово, пришла Лиза и снова с огромным аппетитом на-
кинулась на еду.
    Потом я сделал лимонад и мы устроились в моем маленьком патио, наблюдая,
как сгущается вокруг нас вечер.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0431 сек.