Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Джон Варли - Нажмите ВВОД

Скачать Джон Варли - Нажмите ВВОД

     Ночью, чтобы не беспокоить меня, Лиза работала при свече, и это обстоя-
тельство сыграло для меня роковую роль. На клавиатуре она работала вслепую,
а свеча ей требовалась только для того, чтобы находить нужные дискеты.
    Так я и засыпал каждую ночь, глядя на ее хрупкую фигурку в теплом сия-
нии свечи. Золотистый свет на золотистой коже...
    "Тощая", - сказала она как-то про себя. Лиза действително была худа, я
видел ее ребра, когда она сидела на скрещенных ногах, втянув живот и задрав
подбородок. Иногда она замирала надолго, опустив руки, потом кисти ее вдруг
взлетали вверх, словно для того, чтобы с силой ударить по клавишам. Но кла-
виш она всегда касалась легко, почти беззвучно. Мне казалось, что это ско-
рее йога, чем програмирование. И сама Лиза говорила, что в состоянии меди-
тации ей работается лучше всего.
    Никто не назвал бы ее лицо красивым. И, пожалуй, мало кто сказал бы,
что оно привлекательно. Наверное, это из-за скобок на зубах: они отвлекали
внимание. Однако мне она казалась красивой.
    Я перевел взгляд с нее на свечу. Какое-то время смотрел на пламя, потом
попытался отвести глаза, и не смог. Со свечами иногда случается - не знаю,
почему - они вдруг начинают мигать, хотя пламя остается вертикальным. Оно
подскакивает и опускается вверх-вниз, вверх-вниз, ритмично, разгораясь все
ярче и ярче...
    Я попытался позвать Лизу, но свеча все пульсировала, и я уже не мог го-
ворить... Я задыхался, всхлипывал, хотел закричать громко, сказать, чтобы
она не волновалась.
    И тут я почувствовал тошноту...


    Во рту ощущался вкус крови. Я попробовал вздохнуть. В комнате горел
верхний свет.
    Лиза стояла на коленях, склонившись надо мной, и я почувствовал, как на
лоб мне упала слеза. Я лежал рядом с кроватью, на ковре.
    - Виктор, ты меня слышишь ?
    Я кивнул. Изо рта у меня торчала ложка, и я ее выплюнул.
    - Что случилось ? Тебе уже лучше ?
    Я снова кивнул и попытался заговорить.
    - Лежи, лежи. Я вызвала врача.
    - Не надо врача.
    - Они все равно уже едут. Лежи спокойно...
    - Помоги мне подняться.
    - Еще рано. Тебе нельзя.
    Она оказалась права. Я попытался сесть и тут же упал обратно на спину. В
дверь позвонили.


    Каким-то образом Лиза отделалась от бригады из скорой помощи, потом сва-
рила кофе. Мы устроились на кухне, и она немного успокоилась. Был уже час но-
чи, но я все еще чувствовал себя неважно, хотя приступ оказался не самым
страшным.
    Я прошел в ванную, достал пузырек с "Дилантином", который спрятал, когда
Лиза перебралась ко мне, и на ее глазах принял одну пилюлю.
    - Я забыл сделать это сегодня, - сказал я.
    - Потому что ты их спрятал. Глупо.
    - Знаю.
    Наверное, мне следовало сказать что-то еще, ее действительно задело то,
что я не защищался, но, еще не придя в себя после приступа, я понимал все это
с трудом.
    - Ты можешь уйти, если захочешь, - сказал я. На редкость удачно.
    Лиза тоже не осталась в долгу. Она перегнулась через стол и встряхнула
меня за плечи, потом рассерженно заявила:
    - Чтобы я больше этого не слышала !
    Я кивнул и заплакал. Она меня не трогала, и это мне помогло. Она могла бы
начать меня успокаивать, но обычно я неплохо справляюсь с собой сам.
    - Давно это с тобой ? - спросила она наконец. - Ты поэтому сидишь дома
все тридцать лет ?
    - Отчасти, - сказал я, пожимая плечами. - Когда я вернулся с войны, мне
сделали операцию, но стало только хуже.
    - Ладно. Я сержусь на тебя, потому что ты ничего мне не сказл, и я не
знала, что нужно делать. Ты должен мне рассказать, как поступать в случае че-
го. Тогда я не буду сердиться.
    Наверное, тогда я мог все-все разрушить. Сам себе удивляюсь, отчего я так
и не сделал. За долгие годы я выработал несколько безотказных методов ломать
близкие отношения. Но, посмотрев ей в глаза, я себя переборол. Она действи-
тельно хотела остаться. Не знаю почему, но мне было этого достаточно.
    - С ложкой ты ошиблась, - сказал я. - Если будет время и если ты сумеешь
сделать это так, чтобы я не откусил тебе пальцы, во время приступа нужно за-
пихнуть мне в зубы кусок скомканной ткани. Угол простыни или еще что-нибудь.
Но ничего твердого. - Я пощупал пальцем во рту. - Кажется, я сломал зуб.
    - И поделом, - сказала Лиза.
    Я посмотрел на нее, и мы об расхохотались. Она обошла вокруг стола, поце-
ловала меня и устроилась на моем колене.
    - Опаснее всего то, что я могу захлебнуться. Когда приступ начинается, у
меня своди все мышцы, но это ненадолго. Потом они начинают самопроизвольно
расслаблаться и сокращаться. Очень сильно.
    - Знаю. Я пыталась тебя удержать.
    - Никогда не делай этого. Переверни меня набок. Держись за моей спиной и
смотри, чтобы я не задел тебя рукой. Если сможешь, сунь под голову подушку.
И не подпускай меня к предметам, о которые я могу пораниться. - Я посмотрел
ей в глаза. - И помни, пожалуйста, - все это ты можешь попытаться сделать,
но если я слишком разойдусь, лучше отойти в сторону. Лучше для нас обоих.
Если я вдруг ударю тебя так сильно, что ты потеряешь сознание, ты не сможешь
помочь мне, и когда меня стошнит, я начну захлебываться.
    Я все еще глядел ей в глаза. Она, должно быть, угадала, о чем я подумал,
и едва заметно улыбнулась.
    - Извини. Я понимаю. И мне неловко, знаешь... Потому что ты мог...
    - Подавиться ложкой, да ? Я действительно поступил глупо, согласен. Я мо-
гу прикусить язык или щеку с внутренней стороны, но это не страшно. Еще одна
вещь...
    Она ждала, а я никак не мог решить, надо ли ей все рассказывать. Вряд ли
она смогла бы помочь, но мне не хотелось, чтобы она чувствовала себя винова-
той, если я вдруг умру при ней.
    - Иногда я ложусь в больницу. Бывает, что один приступ следует за другим.
Если это будет продолжаться долго, я не смогу дышать, и мозг умрет от кисло-
родного голодания.
    - Для этого достаточно пяти минут, - встревоженно сказала она.
    - Знаю. Но такое может быть, если приступы пойдут один за другим, так что
у нас будет время подготовиться. Если я не оправлюсь от первого приступа и у
меня тут же, без перерыва начнется следующий, или если ты заметишь, что я
совсем не дышу три-четыре минуты, тогда вызывай скорую.
    - Но ты же умрешь раньше, чем они приедут !
    - Иначе я должен жить в больнице. А я больниц не люблю.
    - Я тоже.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.1256 сек.