Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Книги категории Драма, страница 9

Драма

Андрей Платонов. - Сокровенный человек


1 Фома Пухов не одарен чувствительностью: он на гробе жены вареную колбасу резал, проголодавшись вследствие отсутствия хозяйки. -- Естество свое берет!-- заключил Пухов по этому вопросу. После погребения жены Пухов лег спать, потому что сильно исхлопотался и намаялся. Проснувшись, он захотел квасу, но квас весь вышел за время болезни жены -- и нет теперь заботчика о продовольствии. Тогда Пухов закурил -- для ликвидации жажды. Не успел он докурить, а уж к нему кто-то громко постучал беспрекословной рукой. -- Кто?-- крикнул Пухов, разваливая тело для последнего потягивания.-- Погоревать не дадут, сволочи! Однако дверь отворил: может, с делом человек пришел. ...
 
Драма

Жан Кокто - Двойной шпагат


I Жак Форестье был скор на слезы. Поводом для них могли быть кинематограф, пошлая музыка, какой-нибудь роман с продолжением. Он не путал эти ложные признаки чувствительности с настоящими слезами. Те лились без видимых причин. Поскольку свои малые слезы он скрывал в полумраке ложи или в уединении за книгой, а настоящие -- все-таки редкость, он считался человеком бесстрастным и остроумным. Репутацией интеллектуала он был обязан быстроте мышления. Он скликал рифмы с разных концов света и сочетал их так, что казалось, будто они рифмовались всегда. Через рифмы мы слышим -- неважно что. Бесцеремонным толчком он посылал имена собственные, характеры, действия, робкие высказывания в их...
 
Драма

Михаил Чулаки - Борисоглеб


Борисоглеб Борис проснулся, а Глеб еще спал. Значит, через минуту-другую проснется и Глеб. Какие-то гормоны бодрствования появляются в крови, ударяют в голову - и будят брата. Но эта минута - минута почти одиночества, минута, принадлежащая только Борису. Он успел подумать, что сегодня день рождения, появятся гости: двоюродная сестра Леночка и противный Иван Павлович. Но в такой день сойдет и Иван Павлович: лишь бы гости, лишь бы не праздновать между собой. - Ленка придет и Палыч противный, - сказал Глеб. Проснулся. Глеб неведомо как понял, что брат проснулся первым, потому и заговорил. Понял, хотя Борька молчал и лежал тихо, затаился. Только они так могут - чувствовать и за себя, и за другого. ...
 
Драма

Саган Франсуаза. - Ангел-хранитель


Посвящается Жаку "То -- пузыри, которые рождает земля, как и вода" Шекспир, "Макбет", I акт, д сцена Глава первая Ревущий "Ягуар" Пола мчался по прямому шоссе вдоль побережья, через Санта-Монику, мимо Голливуда. Было тепло, даже жарко, в воздухе запах бензина мешался с запахом ночи. Машина Пола шла на скорости 150. У него был небрежный вид заправского гонщика, но его профиль и полуперчатки с прорезями на суставах меня почему-то раздражали. Я-Дороти Сеймур, мне сорок пять, черты лица женщины, не обиженной жизнью, хотя и слегка поблекшие. Сценаристка, причем достаточно известная, я еще ...
 
Драма

Ким Нокс. - Последнее предупреждение


1 Она не знала, что делать с телефоном. Вдруг кто-нибудь позвонит, когда она выйдет в магазин... Может быть, лучше снять трубку? Человек позвонит, услышит частые гудки, поймет, что она дома, и позвонит снова, а если никто не подойдет, можно подумать... Что? Что ее не будет целый день? Что она уехала? Тогда больше незачем звонить, и она никогда не узнает, кто хотел с ней поговорить. Она не спускала глаз с телефона: снять трубку... оставить... Наконец решила. Она снимет трубку. Так надежнее. Крепко сжимая в руке кошелек, она оставила входную дверь открытой и перешла на другую сторону улицы. Она устояла перед искушением заглянуть в почтовый ящик, хотя знала, что почтальон уже приходил. Пу...
 
Драма

Дан Маркович. - Последний дом


*** Место, где я живу - дом на высоком берегу реки. Не совсем на берегу, до воды еще спускаться и спускаться. Двести девяносто метров до нее. Почему последний?.. Нет ли скрытого смысла, да?.. В очередях раньше спрашивали - "вы крайний?" Считалось, последним быть обидно. Мне всегда не везло, как подойду - очередь длиннющая, а после меня - пусто. Но это давно было... А недавно спросили, "этот ваш дом... последнее прибежище, что ли?.." Бывает, чем глубже копаешь, тем дальше от смысла. А он на поверхности, в сущности, прост. Так и у меня. В одном, да еще последнем доме прожил половину жизни. Вторую ...
 
Драма

Юрий Мамлеев. - Крылья ужаса.


I В московском переулке, под названием Переходный, что на окраине города, дом №8 внешне не занимал особого положения. Дом как дом, деревянный, старый, трехэтажный, с зеленым двориком, с пристройками и многочисленными жильцами. Рядом ютились другие дома и домишки, образуя как бы единое сообщество. Но народец в доме 8 подобрался - волею судеб - весьма и весьма своеобычный... Люда Парфенова, молодая женщина лет тридцати, много и странно кочевавшая на этом свете, переехала в дом №8 относительно недавно. Жила она здесь в маленькой двухкомнатной квартирке одна. История ее была такова. Постоянно ее преследовали люди, охваченные необычной жаждой жить, жить вопреки факту и воп...
 
Драма

Эфраим Севелла. - Мама


"Странная затея, - сказал мой друг, который считает себя большим знатоком в делах литературных. - Книга о маменькином сынке... Кого такая книга заинтересует? Детей? Сомневаюсь... Дети предпочитают героев... Храбрых... Отчаянных... Смекалистых... Хитрых... Изворотливых... Жестоких. Но тихоня? Слишком приличный и добрый?.. Мальчик, который мухи не обидит? Кому он нужен? Ну, а уж любовь этого мальчика к своей матери... выглядит совсем старомодной и нелепой в наши дни. Вы меня простите, но это нетипично. Любят красивых женщин... ну, любят еще своих детей... ну, порой даже любят свою Родину... И такое случается в наш век. ...
 
Драма

Калановская Н. - Эссе об Амеpике


Пpеамбула Пpовести в Амеpике тpи месяца, pаботать на pусской фиpме, жить в NY- самом неамеpиканском гоpoде, да еще в Бpуклине - недалеко от Бpайтона, где улицы пестpят вывесками: "говоpим по pусски", в кваpтиpе с pусскими соседями, и после этого писать обзоp - отчет об Амеpике! Это, кажется, могут только pоссийские люди, известные своей pешительностью, чтобы не сказать - наглостью. Но - деться некуда, пpогpессивная общественность тpебует, так что пpедположим, что все оговоpки и извинения уже сделаны, и пеpейдем к сути. Все остальное Амеpика - молодая стpана. Это значит, что - энеpгичная. Эмигpация, видимо, устpоена двумя способами - иногда это вынуж...
 
Драма

Игорь Зенин. - Душа Анастасии


Предупреждение, вместо предисловия Эта книга противопоказана людям с неустойчивой психикой. Не рекомендуется читать тем, кто не имеет собственного мнения, кто легкомысленно воспринимает действительность, кто живет по принципу - я хитрее всех. Она противопоказана тем, кто считает себя идеалом совершенства, недосягаемым для простых людей. Это предупреждение связано с тем, что я реально и четко осознаю всю ответственность, которую беру на себя, создавая эту книгу. Цель книги мне не ясна. Это связано, прежде всего, не с моим непониманием, а с той информацией, которую я хочу дать вам. Информация эта тяжелая и мне неприятно будет ее давать. Но "правда всегда одна", ...
 
Драма

Бирюзов Игорь Владимирович - АКЦИЯ


АКЦИЯ Я, опустошенный до крайней степени, сидел на большом ковре, непроизвольно перебирая пальцами густой белый мех, когда-то согревавший живое существо. Привалившись спиной к стене, обитой красным атласом, я отрешенно смотрел на все происходящее. Множество красиво обрамленных золотом зеркал лежали разбитыми на полу. Меха, платья, дорогие украшения - все скидывалось в одну кучу. Числяне в полицейской форме носились по дому, устраивая невообразимый шум, отдававшийся в моем мозгу болезненными импульсными толчками. Весь мой организм требовал покоя. Огромная, не объяснимая никаким законом, усталость свалилась на мое изможденное тело, и я начал терять ощущение реальности происходящего. Последнее, что я заметил в полузабы...
 
Драма

Екатерина Васильева - DOMINUS BONUS^1 ИЛИ ПОСЛЕДНЯЯ НОЧЬ ШЕХЕРЕЗАДЫ


Надя придвинулась поближе к электрическому обогревателю. Стало немного теплее, зато до стоявшей на столе чашки горячего чая было теперь не дотянуться. Надя, вздохнув, переместилась обратно. Ей хотелось посмотреть в окно, но она не решалась так радикально менять порядок расположения мебели в чужой комнате: ведь для осуществление подобного намеренья Наде пришлось бы развернуться на приютившемся сбоку от широкого письменного стола стульчике по меньшей мере на девяносто градусов. И все же она не могла полностью подавить свое желание и то и дело, до боли перекручивая шею, пыталась захватить в поле зрения растерзанное ливнем оконное стекло. Впрочем, ничего интересного ее взгляду не открывалось: снаружи царила почти полная темень. Только перегружен...
 
Драма

Проспер Мериме. - Двойная ошибка


Zagala, mas que las flores Blanca, rubia у ojos verdes, Si piensas seguir amores, Pierdete bien, pues te pierdes (*1) 1 Жюли де Шаверни была замужем около шести лет, и вот уж пять с половиной лет, как она поняла, что ей не только невозможно любить своего мужа, но даже трудно питать к нему хотя бы некоторое уважение. Между тем муж отнюдь не был человеком бесчестным; он не был ни грубияном, ни дураком. А все-таки его, пожалуй, ...
 
Драма

Андрей Битов. - Человек в пейзаже


Опубликован в "Новом мире" No 3 за 1987 год. С 1961 года носил я туда все свои рукописи! Сейчас -- пожалуйста, совсем другой разговор -- гласность. Только вот зачем же у вас в такой прекрасной повести пьют так много? Гласность гласностью, а указ о мерах -- указом... Только и я ведь недаром прошел почти тридцатилетнюю школу редактуры: редактируя, делаю еще лучше, чем было. Приписал страничку в начало -- и повесть прошла. И теперь, когда указ ослаб, а гласность окончательно окрепла, вроде могу вернуться к исходному варианту, чтобы и следа насилия над текстом не оставалось. Так я и поступил здесь, а странички, вынужденной, жаль. Вот она: Недавно от Р. Р., одного из так называемых ...
 
Драма

Юрий Трифонов. - Обмен


В июле мать Дмитриева Ксения Федоровна тяжело заболела, и ее отвезли в Боткинскую, где она пролежала двенадцать дней с подозрением на самое худшее. В сентябре сделали операцию, худшее подтвердилось, но Ксения Федоровна, считавшая, что у нее язвенная болезнь, почувствовала улучшение, стала вскоре ходить, и в октябре ее отправили домой, пополневшую и твердо уверенную в том, что дело идет на поправку. Вот именно тогда, когда Ксения Федоровна вернулась из больницы, жена Дмитриева затеяла обмен: решила срочно съезжаться со свекровью, жившей одиноко в хорошей, двадцатиметровой комнате на Профсоюзной улице. Разговоры о том, чтобы соединиться с матерью, Дмитриев начинал и сам, делал это не раз. Но то было давно, ...
 




 
 
Страница сгенерировалась за 3.457 сек.